Международный новостной портал  JAM-News разместил информацию и интервью с нами в пансионате Илису о нашей тропе, ее создании и идеях по дальнейшему развитию.

Вот ссылки на английский и русский варианты, там же на сайте можно найти  азербайджанский, грузинский и армянский.

A tourist trail: Azerbaijani enthusiasts hope to drag the nation off the couch

Русский вариант:

Туристическая тропа: энтузиасты из Азербайджана мечтают поднять страну с дивана

ИЗ ИСТОРИИ ГОРНОГО СПОРТИВНОГО ТУРИЗМА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Опубликовано в журнале «YOL» #4(64)2017

 

a48-1s

 

Целью прохождения нашего маршрута было на деле (на практике) доказать: «В горах Азербайджана можно совершать горные походы высших категорий… И чтобы нитки маршрутов при этом не были надуманно проложены через один и тот же отрог, но пролегали  логично, позволяя увидеть красоту района и насладиться (если так можно выразиться) сложностью преодоления преодолимого… преодолеть перевал на рельефе и перевал в душе и остаться целым и невредимым и не только физически, а и духовно. Осознавать, что благодаря очередному препятствию в горах, ты  вырос и в жизни. Ведь приобретаемый опыт преодоления и борьбы всегда будет помогать идти вперед.

В горах существует особое искусство не создавать рискованные ситуации, а в условиях реальной опасности найти ту оптимальную линию, чтобы ни камнепад ни ледопад, ни гроза ничто другое не помешало. Чтобы горы сами помогали  идущим. Опять по В.В. Высоцкому: «Ведь это наши горы…». Так горы становятся школой, средством не только отдыха или экскурсии-прогулки: подышать свежим воздухом и насладиться красотами, не только здорового досуга, но средством возможного морального роста, самоосознания своих достижений или провалов. В общем, планирование, подготовка и совершение сложных горных походов являются уникальным средством самовоспитания, университетом, где профессора строги и неподкупны, но безгранично щедры на знания и опыт, хотя справок и дипломов не дают. Эту функцию успешно реализуют обычно те, кому ходить уже не под силу, а считаться и казаться крутыми так хочется… Тема эта стара, как ветераны. Однако, плохие отметки за технику  трагичны, а в тактике  иногда и переэкзаменовок не бывает, а академический отпуск приходится брать навсегда…

Именно поэтому многие опытные педагоги-инструктора обычно вводную часть своих занятий, как правило, посвящают откровенному запугиванию потенциальных учеников, максимально драматизируя и сгущая краски. Вероятно, это верный ход,- прежде чем учиться ходить в горах, – знай, сколько жизней унесла безграмотность, халатность, хвастовство. Помни, какую цену платят здесь за ошибки свои и чужие, за лень и разгильдяйство…  И только потом вперед — учиться, учиться и учиться, – кто бы чего не говорил.

 

                      Дневка на Гарабулаге

Гарабулаг – традиционное место привала идущих по ущелью реки Гусарчай. Поднимаешься ли от сел.Лаза (или от базы «Сувар»), спускаешься ли с верхних айлагов под Кызылкаей,  или твой путь лежит с Шахайлага по древней, как сами горы, тропе, — у Гарабулага ты обязательно преклонишь колени. Уж очень живописное и гостеприимное это место. Жарким летним днем, понятно, у прохладного родника остановится каждый. Но и морозным зимним днем напиться незамерзающей, словно сахарной, воды, сбросить рюкзак, оглянуться  на пройденный путь, на убеленные снегом  скальные стены Кызылкаи и Шахдага и перевести дыхание… Ведь до тепла и горячего чая в гостеприимной Лазе всего час ходу, а до «Сувара» и того меньше. Так что, привал на Гарабулаге – традиция многочисленных походов и восхождений. И, простите за банальный оборот, если бы скалы тут могли и захотели заговорить, здесь можно было бы услышать удивительные истории  не только спортсменов, охотников и пастухов…

Сам Гарабулаг окружен живописными скалами-валунами, в незапамятные времена рухнувшими со стен Кызылкаи. Булаг, или как еще говорят, глаз родника, т.е. место появления воды, находится  под небольшой  скалой. Отсюда вода стекает в заросшее озерцо, обрамленное буйной растительностью. И далее через каменистую осыпь струится вниз по склону к Кусарчаю. Вода в Гарабулаге — из  «нашего» каньона–кулуара, из снежников под перевалом Кызылкая -Доггузул. Интересно также, что всего в десятке минут ходьбы  вверх по тропе на старой речной террасе у реки есть место загадочное и легендарное. Местные жители называют его «монгольским кладбищем», но никто не объясняет, почему именно монгольским… Хотя, вероятно, объяснение укрыто историей 700 летней давности, когда в Азербайджан пришли монгольские воители (тема эта для отдельного рассказа). Скажу только, что два тумена (около 20 тыс. воинов)  под предводительством Джебе нойона и Субэдэй багатура, прошли из Шемахи через горы и ушли в степь за Дербент. Об этом повествуют исторические хроники.

От Гарабулага начался следующий этап нашего похода под названием «Шахдаг». Отдохнув,  выспавшись и утолив жажду, во второй половине дня мы переправились через реку Кусарчай вброд примерно на уровне нашей стоянки. Кусарчай — река для переправы не простая, особенно в этом месте, однако, прыгать по камням чуть выше еще  опасней, а обходить снизу по мосту – очень далеко. Выбор наш был оправдан временем года и минимальным уровнем воды. В сентябре  на реках Восточного Кавказа – межень – самый низкий уровень воды за год.  Воды было по пояс! Переправившись на левый берег (орограф.), мы через два перехода подошли к месту нашей ночевки — на айлаге под Большим Шахдагским кулуаром. Здесь, у рыжих стен, поставили лагерь, и на этом дневка-полудневка закончилась.

Назавтра нам предстоял трудный, но интересный день. Большой кулуар – так мы называли первый участок, представлял собой крутой подъем по тропе в скально-травянистом кулуаре. Тропа здесь хорошо нахожена пастухами и тысячами барашков, но отнюдь не безопасна. Кулуар был крут, и любой малый камушек, выскочивший из-под ног в самом верху, уже не останавливался, катясь по траве и осыпям иногда до самого низа. Почти два часа подъема, — и мы выходим на немного выполаживающийся травянистый склон с двумя похожими характерными седловинами… Кажется,  что левая  приведет к началу тропы на Кабаш. После изнурительного подъма по кулуару, надежда на выполаживание, а значит, хоть на частичное облегчение уставших  ног, овладевает сознанием  и вполне понятна. Однако, возникает сомнение — с какой же из двух похожих седловин идет нужная нам тропа? Тут мнения разделились – мне казалось, что  уже ближайшая будет нашей… Слава  (Вячеслав Филиппов — председатель республиканской МКК, мастер спорта СССР) выражает сомнения. Возник спор о седловинах быстро переросший в массовую дискуссию. В результате изнуренный крутыми склонами и неподъемными рюкзаками электорат торжественно засвидетельствовал пари на две бутылки коньяка (в те далекие времена на коньячной  этикетке  были изображены три бочки). Так что, поспорили  мы со Славой на шесть бочек коньяка… Слава оказался прав, – наша седловина была дальше… Несмотря на сильный холодный ветер,  Слава, распотрошив рюкзак, вытащил карту-крок (которую мы корректировали, а частично и просто рисовали) и  написал «перемычка 6 бочек». Так появилось на карте это название.

 

a48-2

Тропа Кабаш

Дальше траверсом мы подошли к участку маршрута, называемому  «Тропа Кабаш». В те далекие времена «горный спортивный народ» — альпинисты и горные туристы для восхождений и походов на Шахдаг или в Шахдагский цирк пользовались путем через перевал Курсантов (3600м) Название это появилось во времена, когда курсанты Общевойскового командного училища совершали восхождение, включенное в программу подготовки офицеров. Они-то через этот перевал и ходили, как рассказывают, в полной боевой амуниции и с оружием (подтверждение этому — кучи автоматных гильз на вершине, там, где водружен тур со звездой.  И тур этот тоже курсанты соорудили, чтобы дальше на реальную высшую точку массива горы Шахдаг не ходить. Настоящая высшая точка массива находится южнее примерно в 15 минутах ходьбы по плато. Мы писали об этом в журнале Йол №5(18) В 2009 Году. В противоположность курсантам, сдающим нормативы, местный народ — пастухи, охотники, люди знающие поднимались в Шахдагский цирк по тропе Кабаш. Тропа эта, словно добрым волшебником проложенная, ведет по широкой скальной полке, по отвесным стенам. Она очень живописна, эргономична и лаконична. Думается, путь этот издавна служил пастухам,  поднимающим  в самые жаркие дни стада  на айлаг Кабаш,  на высоту более 3600м в прохладу Шахдагского цирка. По тропе поднимались и лошади, везя на летовку необходимый скарб.

a48-5s

на седловине перевала Дюзюрт

Мы вышли на Кабаш по традиционному пути вдоль цирка к пологой осыпной седловине перевала Шахдагский Вост. Это самая низкая точка, разделяющая восточную и западную часть цирка была названа нами пер Дюзюрт за пологость. Погода к вечеру стала портиться. Холодный ветер быстро погнал нас вниз, на запад, к Аи яйлагу — следующему месту нашего бивака. День этот,  20 сентября 1992 года  был очень длинным и трудным,  полным эмоций и впечатлений. Общий набор высоты составлял около 1300 метров.

              Перевал Шахдагский Западный или 850-летия Низами.

Накануне  мы разбили лагерь не в самом урочище Аи яйлаг, а чуть дальше, в каменистом цирке, почти под перевалом БТК (перевал Бакинского туристского клуба, был очень популярен в среде бакинских горников совершавших маршруты 2 к.тр. вокруг массива горы Шахдаг. В связке с Ярудагским, БТК давал заслуженную  1Б*, хотя про 1Б и 2А  в межсезонье шли споры…)

a48-10s

Вид с юга на перевал Ярудагский

Прямо перед нами лежал, а правильнее сказать, стоял  наш предполагаемый маршрут к седловине. Сначала — на скальный гребень слева и по гребню — далее, вдоль стен по склону,   блестящему натечным льдом, потом пересечь два кулуара слева: первый – скальный, идущий из-под самой вершины, опасен неожиданными камнепадами, второй — положе и как бы предсказуем — просматривается до самого начала и можно заранее попробовать спрятаться или убежать, дальше — опять вправо, на разрушенный скальный гребешок, и по нему — на широкую пологую седловину перевала. В этом кратком описании по предолению различных форм горного рельфа в реальности скрывалось очень много изнурительной работы восходителей (так называют обычно альпинистов, а горные туристы, вероятно, «проходители», не путать с проходимцами).

a48-4s

Вершина Шахдаг Восточный.

Итак, 22 сентября был днем разведки, планомерного наблюдения и подхода. Во второй половине дня  после долгого наблюдения и разведки мы приняли решение выдвинуть лагерь на верхнюю часть скального гребня. Это позволяло еще в предрассветных сумерках  преодолеть потенциально камнепадоопасный участок до первых лучей, когда начинался обстрел склонов из-под самой вершины. Тем более, что удобные площадки для бивака  мы обнаружили, когда готовили заявочные документы для центральной МКК в Москве. Тогда с Мишей Гвоздевым, мы, чего уж сейчас греха таить, прошли северную часть  и просмотрели пути спуска на юг. Иначе откуда было взять заявочные материалы и фото предполагаемого первопрохождения? Без подробного фотоматериала и детального описания никто бы предполагаемую категорийность первопохода не утвердил.

Район наш для горников Советского Союза был неизвестен. Авторитетными специалистами по этому региону  были  лишь Генрих Анохин (автор популярного до сей поры бестселлера «Восточный Кавказ»)   и Кямиль Энверович Ахмедханов — великий  энтузиаст, отличный  специалист и популяризатор развития спортивного туризма на Восточном Кавказе, автор  многочисленных книг и статей по маршрутам Дагестана, и,  как это ни странно, спортивные туристы-лыжники  из Москвы  (турклуб МАИ) и Ленинграда( «Спартак»), совершавшие свои походы в наших  горах  зимой  на лыжах в 1985-87 гг. ( Сорин и Стрыгин Альманах » Ветер странствий» выпуск 24; В.Сорин, С.Стрыгин «На лыжах по горам Дагестана и Азербайджана»).

Ближе к вечеру тактический план прохождения был готов. Отдохнув и понаблюдав, в очередной раз нагулявшись по «Шахдагскому музею палеофлоры и фауны», мы начали подъем на скальный гребень для установки штурмового лагеря, согласно утвержденного плана.

a48-6

Подъем на скальный гребень перевала Низами

Немного ниже места примыкания скального гребня к склону массива горы, над кулуаром слева и цирком справа, мы решили поставить лагерь. Оборудовали  и разровняли две замечательные (как  казалось, безопасные площадки и даже возвели из камней ветрозащитную стенку). Погода как-то незаметно начала ухудшаться: чувствовалась перемена в небесном настроении. И хотя было тихо после теплого безветренного осеннего денька, мы наблюдали серые клочья облаков и отсветы закатного багрянца над ущельем Судура и долиной Гусарчая. Мы с опасением и надеждой смотрели на небо, покрепче закрепляли авизентовые тенты над нашими палатками –самоделками, сшитыми из тормозных парашютов.

Пока народ обустраивался, Этибарс (Этибар Мамедов мастер спорта, КМС и проч.) приспустился по склону, чтобы набрать воды для чая. Сверху неожидано грянул камепад. Камень попал в чайник… Стало понятно: склон простреливается, в связи с чем с чаем было решено повременить. Потом, ниже по гребню мы нашли какой-то капающий камень. Приближалась ночь. Звезды светили сквозь рваные дыры несущихся по небу облаков, но ветра не было. Лишь иногда до нас долетали порывы. Когда же мы, пожелав друг другу  спокойной ночи, залезли в спальные мешки, сверху громыхнуло… (как сейчас стали говорить в около молодежной среде, не по-детски). Очередной камнепад по кулуару вдруг увеличил зону обстрела,  камни стали бить по лагерю, несколько камней пробило тент… Этот камнепад  бил из-под самой вершины, ударяясь о выступы, камни рикошетили в самые неожиданные  места: заработала дальнобойная артиллерия.

Надо было срочно переносить лагерь ниже, под прикрытие скал гребня… В темноте был слышен свист летящих камней и грохот ударов пахло серой. Экстренно, под непрекращающимся обстрелом, мы эвакуировали лагерь под нависающие скалы гребня над цирком. Здесь, словно улары (горные куропатки), возмущаясь выпавшей нам судьбой, мы пытались подготовить новые места для палаток. Кое-как устроившись и растянув тенты, мы собирали раскиданные кругом впопыхах вещи. И тут налетел шквал! Началась сильнейшая гроза с зарядами неистово бьющего града и жестокими порывами ветра… Впоследствии участники похода шутили: «Если нас не угробит Шерп (так кратко называли руководителя этого похода), и не достанет камнепад, то уж гроза непременно добьет..» Что и говорить, предперевальный отдых и ранний подъем для штурма был отменен по «чисто техническим причинам». Ночью, высунувшись из под бющегося гремящего тента, я наблюдал удивительную картину: абсолютно чистое черное небо, ярчайшие звезды и несущаяся с бешеной скоростью ледяная крупа, словно манна небесная. И откуда только принесло ее, из каких запасов высыпало!?

a48-3

Подъем на скальный гребень перевала Низами

Ночью один из особенно сильных порывов ветра (шквал) сорвал наш авизентовый тент (авизент – материал, использовавшийся в cоветской армии для укрытия военной техники, обладал особо прочными и водоотталкивающими свойствами, но под порывами ветра и града шуршал со звуком жестяного бидона, наполняемого горохом с высоты одного метра). Тент  оторвался с растяжки и чуть не улетел над горами в Судур или вообще в Каспийское море. В момент отрыва с нас, лежащих в палатке, словно сняли верхнюю одежду на морозе, было ощущение, что мы остались в  одном исподнем на многолюдном променаде. Палатка наша была пошита из тормозного парашюта и продувалась согласно характеристикам этого крепкого военного материала, позволяющего садиться самолетам на палубу. Колючие яркие звезды проблескивали сквозь бело-оранжевые скаты палатки. Думаю, именно это природное явление  и называется в народе «Гроза или  гром с ясного неба».

Утренний выход вышел не слишком ранним. После ночных приключений надо было хотя бы немного отдохнуть. Утро было хмурым и серым, но без ветра и града. Мы на первом же отрезке неминуемо попадали в зону обстрела. Но камнепада не было. Видимо, из-за пасмурной погоды солнечные лучи не растопили примороженные камни.  Громыхнуло только пару раз и стихло. По жесткой, сцементированной морозом осыпи мы подошли под те самые камнеопасные стены,- теперь под ними все козырьки и выступы стали нашим укрытием, опасность стала минимальной. Впереди блестел натечный лед, вероятно, наихудшее препятствие для восходителя. Лед очень твердый, тонким слоем покрывающий скалы и камни осыпи, исключительно скользкий для движения без кошек и болезненный для самих кошек. Кажется, что царапаясь по камням, кошки на натечном льду вот–вот начнут жалобно мяукать как живые. Фразой этого «натечного» участка стало: «Не пора ли прекратить испытывать судьбу (терпение, нервы) и вытащить веревку!» В неписанном законе, в практике движения спортивных групп считается, что как только кто-то из участников попросит веревку, – это означает, что его индивидуальной техники не хватает идти несвязанным… бравировать  индивидуальной техникой пренебрегая средствами страховки на опасном рельефе может быть реально опасно. Веревка была задействована почти мгновенно и все с облегчением вздохнули. Сейчас, вспоминая этот момент, до сих пор испытываю чувство вины. Работа  на льду и скалах, провешивание веревки и движение по закрепленным перилам технически требуют определенных умений и напряжения, но остроты эмоциональной уже не вызывают. Несколько раз слева с вершины Азадлыг  летели камни. Тогда, согласно инструкции, при команде «камень» участник быстро поворачивался лицом к склону и, повисая на самостраховке, прятался за рюкзаком, за крупными камнями или за товарищем… От мелких камешков хорошо помогала каска … (После похода, находясь среди начинающих спортсменов, было принято вешать каску на рюкзак и при возможности рассказывать истории об отметинах на ее поверхности).

a48-7s

Прохождение северного склона перевала Низами

Если писать о трудностях  предоления рельефа, оставив технику и тактику на обсуждение специалистов, то закрепление веревок на натечном льду — дело неприятное: закрутить надежно ледобур проблематично из-за очень твердого льда и многочисленных камешков, препятствующих не только вкручиванию, но и способных испортить вам ледовый крюк, лед скалывается линзами, ледобур утыкается в камни и тупится, а ведь впереди   —  еще  и ледопад Тихицара. К вечеру все же мы благополучно собрались у сложенного нами перевального тура и написали записку о певопрохождении перевала, посвященного 850-летию великого азербайджанского философа, поэта и мыслителя — шейха Низами Гянджеви.

a48-8

На седловине перевала Низами

Путь вниз по осыпному кулуару не представлял технической трудности.  Крутая крупная и средняя осыпь,- тут требовалась лишь индивидуальная техника и немного сил. Делая разведку в июле, я четко запомнил этот кулуар, выводящий на южное наклонное каменистое плато над  долиной Шахнабадчая.

a48-9

Спуск с перевала Низами

По плану, внизу у реки нас должна была ждать вторая заброска. Но, потеряв много времени на подъеме, мы не успевали спуститься  и я очень надеялся, что ребята  увидят свет наших фонарей и поднимутся к нам навстречу. Была тихая лунная ночь, убежав далеко вперед и прыгая с камня на камень, я   нечаянно спугнул волка, притаившегося под валуном и совершенно не ожидавшего моего появления. Эта неожиданная встреча как-то вывела меня из  состояния «послеперевальной» эйфории.  Звать и бежать дальше было очевидно бессмысленным занятием. Все очень устали, поэтому мы поставили лагерь среди коричневых валунов на плато, как потом оказалось, в 50-ти минутах хода от стоянки ребят.

Наутро внизу у реки нас ждали: АбдулГусейн Мамедов наш друг и соратник, отличный спортсмен. Через несколько лет Карабахская война  отнимет его у  нас…     Перевал был пройден. Впереди нас ожидали перевалы Гаранлыг (Курушский, 1А) и Тихицар, 3А в массиве высочайшей горы Восточного Кавказа — вершины Базардюзю  (4466 м). Вторая часть похода была успешно завершена.  Нам предстояло связать единым спортивным маршрутом горы Азербайджана и Дагестана. Наступал момент о котором мы говорили с корифеем спортивного туризма Восточного Кавказа Кямилем Энверовичем Ахмедхановым на всесоюзных соревнованиях по технике горного туризма в Чегеме: «Связать единым  маршрутом сложнейшие вершины «Президиума 4-тысячников Восточного Кавказа».

Кстати, Всесоюзные соревнования в Чегеме  стали апофеозом в развитии горного туризма в республике. На ледовой трассе сборная Азербаджана заняла четвертое место из 30 команд Союза, пропустив вперед только Москву, Ленинград и Свердловск.

А тогда,   за перевалом Курушским 1А, белой ледяной  стеной вставал перевал Тихицар, 3А, в отроге Базардюзи – перевал МАИ  и загадочный непреодолимый Цал  и траверс  Главного  Кавказского Водораздельного хребта.

 

 

Опубликовано в журнале «YOL»   #3(63)2017

 Все мы — немного путешественники, ведь наше время предполагает большую мобильность людей. Вряд ли вы найдете среди своих знакомых тех, кто хотя бы раз не выезжал за пределы Азербайджана. Но даже те, кто не делают этого физически, почти ежедневно путешествуют виртуально, благодаря многочисленным познавательным программам  и фильмам. Иногда даже приятно, что можно заглянуть в непролазные джунгли к индейским племенам в Амазонии или отправиться в гималайскую экспедицию, расположившись на мягком диване с чайком и печеньками, не подвергая себя лишениям и опасностям дальнего пути.

IMG_4819

     Как правило, заочное знакомство со страной не предполагает большого объема знаний о ней и сводится к стойким стереотипам, почерпнутым телезрителями из разных телепередач.  Такие сложившиеся  ассоциации почти не отличаются для разных людей. Можно даже сыграть в нехитрую игру, попросив человека в ответ на название страны быстро перечислить несколько основных ее достопримечательностей. И в ответ от разных людей вы услышите почти одно и то же. Например, Египет — пирамиды, дайвинг. Австралия — кенгуру, Большой Барьерный риф. Париж — Эйфелева башня, Лувр. Рим — Колизей и т.п.

     До поездки в Стокгольм при упоминании о Швеции мы тоже смогли вспомнить немногое: шведский стол, шведская семья, шведский социализм, Улаф Пальме, полтавская битва, еще — машина Сааб и   добрый мультик про гуся и Нильса. Немного.

IMG_4924

     Но стоит побывать где-либо «вживую», как стекляшка стереотипа разбивается на тысячи маленьких сверкающих осколочков, каждый из которых — крохотная деталь, памятная только для тебя, значащая что-то только для тебя, и все вместе они создают в воспоминаниях неповторимый паззл — картинку места, где ты побывал. Причем, вокруг общепринятых, эталонных достопримечательностей, которые, несомненно стоит посещать, возникает целый «рой» крохотных, вроде бы малозначителных деталей, придающих неповторимый шарм твооим воспоминаниям, соединяющих все это в единое уникальное многоцветное панно: твой Рим, твой Стокгольм, твоя Монголия. Это может быть что угодно — уютный столик в кафе или необычный цветок в гостинице, неуловимый аромат кофе, шуршание волн, радуга, уличный музыкант, купленный сувенир, красивый дом, картина или экспонат, поразивший чем-то, общение с местными жителями, ночные прогулки, экзотические развлечения или книга, прочитанная в  шезлонге у бассейна…

IMG_4786

    Порой этих воспоминаний бывает так много, что их не удержать, они выплескиваются из головы мощным потоком. И мы вновь и вновь погружаемся в этот поток, повторяя друг другу: «А помнишь?..» Такой для нас стала Монголия — ошеломляющий калейдоскоп событий, пейзажей: лошади Пржевальского, величественные ледники и на их фоне крохотный кустик полярных маков, безумные краски грозового неба, красные скалы Гоби, верблюд на водопое, наступивший на воробья, сверкающий стальной Чингисхан, завораживающие узоры и завитки рогов оленей на оленных камнях, буддистские монастыри, придорожные обо, украшенные традиционными флажками,  озера, затерявшиеся на огромных безлюдных просторах и огромные рыбины, которые будто только и ждут, чтобы ты поймал их…

     Так, вспоминая нашу недавнюю поездку в Конью, мы были уверены, что провели там три дня, оказалось — всего  один, но как много в него вместилось…

     И вот теперь наши воспоминания о Стокгольме. Они совсем другие. Мы были в Стокгольме несколько дней, но мне эта поздка  запомнилась как один бесконечно тягучий сонный  северный ПОЛУдень, под низким серым небом, навалившимся на крыши города тяжелыми тучами, то и дело  начинавшими просеивать на нас мелкий-мелкий даже не дождь, а водяную пыль. Эта вода проникала всюду, оседала на волосах, одежде, лице, холод пробирался под одежду, сковывая не только движения, но и мысли. И они становились такими же тягучими, как и этот стокгольмский день.

IMG_4780

    И было в этом какое-то новое для нас очарование. С раннего утра мы отправлялись в город и бродили по его музеям, улицам, набережным, заглядывали в сувенирные лавочки и кафе. Стокгольм, как и другие скандинавские города имеет свой неброский шарм. Здесь все тяжеловесно, основательно и невычурно. Добротно, аккуратно, может только немного мрачновато. А может, это погода сыграла с нами такую шутку?.. Мы приехали в Стокгольм ночью, и в городе как-то не было слишком светло. Фасады домов не были ярко подсвечены как в Баку, но, правда, света хватало. Здесь привыкли экономить. Здесь живут неброско, надежно, крепко и стабильно. Нам так и сказали: здесь почетен любой труд, важно лишь, чтобы работа выполнялась качественно, без излишней суеты и спешки, тут не торопятся, — тут планируют и выполняют все досконально. Помню, как ребята явно не шведского вида, одетые в яркую униформу, в городском сквере убирали сухие листья… Дул порывистый ветер, и листья постоянно разлетались словно голуби, но бригада, вооруженная «листьеуловителями-пылесосами», медленно и неуклонно продвигалась вперед, и там, где они прошли, на газоне не оставалось ни одного листочка.     Здесь можно есть любой уличный фастфуд, не боясь отравиться. Да, вкус может и не придется по вкусу, но качество будет первым и последним, короче, не отравитесь.  Потому что здесь качество — норма.

IMG_5015

     Нам показалось, что шведы любят ходить в музеи, на выставки. В Стокгольме есть очень много интересного для туриста. Мы не искали информацию в интернете или информационных киосках, просто шли по городу и смотрели рекламу и объявления. Поразило большое количество «приезжих» выставок — временных экспозиций, размещенных в многочисленных выставочных залах и музеях. Из таких выставок нам запомнились: «Золото Инков», «China before China», фотовыставка «Дикая Африка», «Античность из Афганистана». Отдельно стоит рассказать о большой выставке русских художников-передвижников в национальном музее. Могли ли мы подумать о том, что в Стокгольме нам посчастливится увидеть цвет русского передвижничества: Репин, Суриков, Шишкин, Серов, Иванов?! Конечно, мы не упустили такой шанс.

IMG_4696

     Стоит  упомянуть и несколько замечательных музеев с постоянно действующими экспозициями — исторический музей, национальный музей, музей природы, выставка тропической флоры и фауны.  И, конечно, нельзя не рассказать подробнее о знаменитом музее корабля «Васа», — это одна из визитных карточек Стокгольма.

a47-4

     Удивительно сложилась судьба этого судна, с одной стороны — трагически, с другой — счастливо, ведь он единственный на сегодняшний день прекрасно сохранившийся парусник начала 17 века. Не случись трагедия, не было бы этого музея. Как говорят шведы «Васа» — позор и гордость Швеции. «Васа» был спроектирован как флагманский линкор для шведского флота, поэтому и назван именем правящей в то время королевской династии. Он должен был стать украшением, самым большим и грозным судном во флоте. В то время шведский король вел непрерывные войны и нуждался в большом количестве судов. Команда корабля насчитывала свыше 400 человек, среди которых были офицеры, матросы и солдаты, обслуживающие 64 пушки. Судно поражало не только размерами, но и богатой отделкой. Для его украшения были приглашены голландские и немецкие резчики по дереву, которые вырезали огромное количество фигур, размещенных по бортам корабля. В конце 1627 года линкор был спущен на воду и стал готовиться к первому плаванию. Торжественное отплытие «Васы» состоялось 10 августа 1628 года. На мачтах были подняты паруса и «Васа» вышел в море из бухты Тегельвикена, на берегу которой столпилось огромное количество народа, собравшегося проводить корабль в плавание. Дул сильный порывистый ветер и в какой-то момент сильным порывом ветра корабль наклонило на борт. Дважды судну удавалось выровняться после этих порывов ветра, но третий раз стал роковым: «Васу» при всех поднятых парусах сильно накренился на борт, и выпрямиться уже не смог. Как показали современные исследования, судно изначально имело серьезные изъяны, связанные с недостаточной остойчивостью: высокое расположение центра тяжести и недостаточно тяжелый балласт. К этому прибавилось и несчастливое стечение обстоятельств: сильный боковой ветер и открытые пушечные порты, в которые при наклоне хлынула забортная вода. При всем честном народе «Васа» стремительно ушел под воду, унося с собой сотни человеческих жизней…

a47-2

      Воды Балтийского моря хранят огромное количество затонувших в разные эпохи кораблей. Слабая соленость воды стала своего рода залогом хорошей сохранности деревянных деталей. Оказывается, в такой воде не водятся черви-точильщики — грозные враги деревянных судов. Именно поэтому «новенький с иголочки» линкор таковым и остался за долгие сотни лет нахождения на дне пролива.IMG_4688

a47-1

      И лишь в 1956 году в его судьбе наметился новый этап. Шведский король Густав Адольф ХI,  большой любитель археологии и истории, заинтересовался историей корабля. Была начата подготовка к подъему судна, к которому привлекли ВМС Швеции и фирму, специализирующуюся на поднятии судов. Операция по подъему началась в августе 1959 года. В результате сложных, уникальных работ,  24 апреля 1961 года пролежавший на дне Балтики 333 года «Васа» опять оказался на поверхности! Одним из первых посетителей поднятого со дна моря судна стал король. После этого началась кропотливейшая работа по восстановлению облика судна, реставраторам пришлось складывать объемный «паззл» из 14 000 деталей! На это ушло почти 20 лет, в течение которых линкор постепенно приобретал свой прежний, прекрасный облик. Решено было восстановить «Васу» в зимнем варианте, — как его приготовили бы к зимовке, с убранными парусами. Недостающие детали изготавливали вручную, и специально делали несколько отличными от оригинальных. Наконец в 1988 году судно отбуксировали к новому месту стоянки, а в 1990 году был открыт музей, ставший сразу же очень популярным и известным в мире.

a47-3

       Швеция по сей день является монархической державой. У шведов своеобразные взаимоотношения со своим монархом. Как нам рассказали, несколько лет назад был издан королевский указ, предписывающий гражданам страны обращатся к королю на «ты». Понятным становится всякое отсутствие излишней помпезности вокруг королевских выездов, приемов и т.п. Короля можно увидеть за рулем машины без всяких сопровождающих сирен и мигалок.

      Мы шли в очередной музей, было не многолюдно, чуть моросило, и по-хорошему надо было бы сесть на автобус. И тут через дорогу у красивого подъезда остановилась роскошная машина, и из ее недр появилась замечательная процессия: дама с перевязью, усыпанной орденами, и молодая пара. Довольно хорошо были видны лица и детали одежды. Нас поразила простота и в то же время какая-то необычность (для нас) происходящего. Вечером того же дня в музейном киоске мы купили на память открытку -фото принцессы шведской с супругом. Это были они. Ни мигалок, ни сирен, да хотя бы каких-нибудь охранников с рациями. А может быть, они были просто замаскированы, под урны, например?

IMG_5017

      Несколько часов в день для туристов открыт доступ в королевский дворец. Конечно, мы тоже воспользовались возможностью пройтись по залам и кабинетам, прикинув на себя роль монаршей особы. Естественно, и в сокровищницу заглянули! Есть на что посмотреть: уникальные короны, именное оружие, символы государственности.

IMG_5021

      Несмотря на достаточно холодную зиму и частые дожди, жители Стокгольма очень любят перемещаться на велосипедах, что, впрочем характерно для многих европейских стран. Здесь также везде проложены отличные велосипедные дорожки, и мы были свидетелями очень трогательной картинки, как отец в деловом костюме на велосипеде катил двоих своих малышей, сидящих в специальном прицепе, по-видимому в садик.

IMG_4798

IMG_4867

IMG_4896

     Еще один маленький паззл: дама-полицейская в роскошной юбке, ниспадающей по бокам статного вороного красавца-коня, настолько неожиданно проскакавшая мимо нас, что мы даже и фотоаппарат вынуть не успели. Судя по отсутствию реакции местных жителей, это событие не было для них чем-то необычным. Мы же до сих пор жалеем о своей нерасторопности.IMG_4975

      И, конечно, тот самый личный штрих, вплетающийся в картинку воспоминаний о месте, — лиса-попрошайка на углу «стокгольмской Торговой». Я даже решила попробовать создать прецедент: положила у ее ног несколько азербайджанских монеток. Ведь есть же традиция бросать в бассейны мелкие монетки, чтобы когда-нибудь еще вернуться туда же! Когда мы несколько часов спустя возвращались, я лелеяла мысль, что нашлись еще добрые люди, подбросившие ей немного мелочи. Увы, даже и наши монетки кто-то «прикарманил», а бедняга лиса в лохмотьях с крохотным лисенком, выглядывающим из-под тряпья так и осталась ни с чем… Придется вам поголодать, ребята…

IMG_4891

     Во время прогулки по набережной наше внимание привлекли несколько гранитных обелисков с лентами разноцветных светодиодов на их гранях. Оказалось, что эти каменные обелиски были установлены по инициативе и при финансовой поддержке короля Карла XVI Густава. А светящиеся лампочки показывают содержание различных вредных примесей в воде, воздухе, сточных водах. И, знаете, мы смогли наглядно убедиться, что дела с загрязнением окружающей среды в Стокгольме обстоят не так уж плохо. По крайней мере, каждый желающий может получить такую информацию в реальном режиме времени!

IMG_4879

IMG_4878

IMG_4883

IMG_4885

      Была очень поздняя осень, скорее даже очень ранняя зима. Шведы готовились к рождеству,  у вокзала шведские нешведы-турки-пакистанцы, латиноамериканцы  занимались   «народными промыслами»- собирались митинговать, продавали периодику, играли на разных инструментах,  пели. Иногда это было довольно громко и эмоционально. Но полиции мы так и не заметили, наверное, там были скрытые камеры. Но как ни странно, даже такая  уличная гиперактивность не вызывала у прохожих чувства тревожности и опасения. В воздухе витали доброжелательность и спокойствие, видимо  это здесь было нормой…

IMG_5015

Опубликовано в журнале «YOL» #1(61), 2017

Статья и фотографии не совпадают с журнальным вариантом.

«Будь, кем ты кажешься или кажись, кем ты есть»

Мевляна Джалаледдин Руми

«… главное качество Аллаха-это тайна, связанная с «сокрытым сокровищем».
Проблема состоит в том,чтобы найти путь и добраться до этой тайны; ведь эта
тайна растворена в мире; важно понять, что она содержится везде: в каждой
вещи, в каждом предмете, в каждом человеке. Мир — это море взаимосвязей;
вкус каждой капли его соли ведет к тайне.»

Орхан Памук «Черная книга»

 

a45-1

Название журнала  «YOL» переводится как  «путь, дорога». В различных эзотерических учениях понятие «путь» является одним из важнейших и подразумевает скорее не физическое перемещение, но осознанное восхождение к постижению Абсолюта, Бога, Истины, Вечности… Движение человека по такому Пути требует не только работы мысли, возможно, аскезы — отказа от различных материальных  благ, изучения специальной литературы, участия в определенных ритуалах, но и подсознательного озарения, без которого невозможно достижение результата. И, как утверждают многие учения, для этого человек должен отправиться в Путь физический, — в странствие, паломничество.

В азербайджанском языке существует аналог слова «паломничество» — «зиярет», которое на наш взгляд имеет несколько другой оттенок, то есть, это посещение святых мест или мест силы для просвещения — получения определенного опыта или знания.

Так и мы отправились в зиярет в древнейший город Турции, Конью, чтобы ощутить свет самопознания человека, зажженный 700 лет назад великим философом-мистиком-поэтом-суфием Джалаледдином Руми. Как известно, Турция — страна с богатой историей, которая на протяжении тысячелетий является местом контакта Востока и Запада, их взаимопроникновения.  С этой точки зрения нашу семью можно назвать Турцией в миниатюре: в ней слилось много западных и восточных кровей и мировоззрений. И мы подумали, что интересно было бы описать эту поездку с двух точек зрения.

a45-2

«…едва ли найдется нечто, способное оказать такое влияние на читателя, как первая книга, проложившая путь к его сердцу. Те первые образы, отзвук слов, которые, как нам кажется, остались далеко в прошлом, сопровождают нас всю жизнь. Они возводят в нашей памяти дворец, в который — сколько бы книг мы потом ни прочли, сколько бы миров ни открыли, сколько бы ни узнали и ни позабыли — нам неизбежно предстоит вернуться. «

Карл Руис Сафон. «Тень ветра».

А: Причиной нашей поездки в Конью была, как обычно, мечта. В юношеском возрасте, когда в какой-то момент, как будто вдруг,  приходит озарение и начинаешь понимать, что мир бесконечно расширяется, когда писатели, поэты  вдруг превращаются в философов, и за еще вчера кажущимися простыми строчками стихов и крылатыми фразами вдруг предстает такая глубина, что даже мимолетный взгляд туда действует совершенно опъяняюще, мне попала в руки книжка про Джалаледдина Руми. Великого мистика мыслителя поэта суфия. Необычность открывшегося мне  «мира суфиев», глубина и простота так потрясли мое юношеское воображение, что романтика суфийских обрядов, путешествия дервишей, испытания на пути познания истины мироздания на время захватили мое воображение… Однако, в юности увлечения быстро меняются, ведь мир так многообразен. Но знакомство с Мевляна с тех пор заняли место в моей памяти как нечто совершенно удивительное и таинственное.

a45-14

Мы приехали на базар в Аксарай. Да, да, не на отогар (автовокзал), а именно на базар. Дело в том,что в турецких городах существует система доставки пассажиров на отогар шаттлами-микроавтобусами… В небольшом зале ожидания было полно людей, и периодически представители компаний перевозчиков вызывали пассажиров…

Так уж получилось, что в толчее и спешке мы не услышали, когда стартовал наш шаттл. И, лишь обратившись к кассиру, выяснили, что будем ждать следующего автобуса на Конью еще полтора часа.

На улице моросил весенний дождь, было сыро, многолюдно, — так что использовать время для прогулки по городу не хотелось… благо, ту самую книгу мы везли с собой.

Е: Для человека, родившегося на Востоке, с детства впитавшего дух Востока, изучавшего в школе выдающихся поэтов, философов, ученых, правителей и религиозных деятелей, имя Джалаладдина Руми конечно, знакомо. Для меня, выросшей в иной культурной среде, оно даже не было хотя бы одним из этакого «джентльменского набора» имен из учебника истории: Низами, Авиценна, Омар Хайям. Можно сказать, что я более-менее была знакома лишь с творчеством Омара Хайяма. Само собой, произошло это в те романтические юношеские годы, когда пьянящая музыка его упоительных стихов так созвучна музыке молодости, звучащей в каждом человеке в этом возрасте…

И только перед самой поездкой в Турцию я, закачав в читалку ту самую книгу Радия Фиша, начала открывать для себя огромный и прекрасный мир Джалаладдина Руми.

a45-17

Практически перед каждым  человеком, рано или поздно встает вопрос (или его ставят перед ним другие люди) о его отношении к Богу, принятии или непринятии тех или иных ценностей какого-либо из религиозных учений. Я, повторюсь, выросла в европейской христианской системе ценностей, но в семье, где еще прабабушка была глубоко верующим человеком,а бабушка — уже воинствующей атеисткой, родители вроде как и не воинствующие, но какие-то неопределившиеся в этом вопросе. Темы веры у нас в семье вообще как-то не принято было обсуждать, ни в положительном, ни в отрицательном ключе. Опять же пионерско-комсомольское советское воспитание: «Никто не даст нам избавленья — ни бог, ни царь и ни герой…»

Вот такие исходные данные. Сюда можно добавить разве что увлечение фантастикой. Такова была почва, на которую упали семена учения Руми… Не чернозем, чего уж лукавить…

А: Наш автобус стремительно несся к городу-мечте. Дождь лил не останавливаясь, временами темное небо освещалось светом молний. Салон автобуса напоминал мне кают-компанию доброго корабля- казалось, что мы, плавно покачиваясь,  плывем сквозь море тьмы и дождя…

a45-22

Е: Те несколько дней, что предшествовали нашему приезду в Конью, были таким опьяняющим фейерверком событий! Земля уходила из-под ног, когда мы с утра до вечера с парой шоколадок в кармане как зачарованные бродили под божественные трели соловьев по бесчисленным каньонам Каппадокии, где в воздухе был разлит аромат цветущих деревьев, и после бешеных, но коротких ливней на небе веером раскрывались каскады из двух, трех ярчайших радуг, где на рассвете с мерным гулом в небо из узких улочек городка Гереме в рассветное небо торжественно выплывали разноцветные воздушные шары, а номера в гостиницах были выдолблены в мягком известняке так же, как кельи сотен древних христианских храмов и монастырей в стенах каньонов; где, как на японских классических пейзажах, изображающих Фудзияму на фоне цветущей сакуры, мы видели такой же заснеженный конус Хасандага, плывущий в майской дымке над анатолийскими долинами  в обрамлении цветущих яблонь…

a45-23

a45-21

a45-24

Мы, по крайней мере, я — были подобны улиткам, вытряхнутым из скорлупы рутины на свет под бездонный купол пронзительно голубого неба. Да! Весна, наверное, лучшее время для познания нового, свежий ветер вымел все закоулки сознания, майские ливни промыли и очистили мозг, обострили восприятие… и тогда мы отправились в Конью!

А: Когда мы приехали на вокзал и пересаживались в такси, хлынул настоящий ливень. Молнии  и гром… По улицам неслись потоки воды. Мы ехали в отель с удивительным названием «Месневи».  Когда мы искали отель в Конье, из десятков гостиниц именно отель «Месневи»  подошел по всем параметрам: расположение, цена, рейтинг, отзывы. Условием брони было официальное подтверждение, что мы муж и жена.

Нас встретили с зонтиком, и это была не просто дань уважения, а насущная неоходимость.

Дождь кончился внезапно. И мы решили выйти на вечернюю прогулку. Прохлада, чистота и умиротворенность спустилась на город. Блестела мокрая площадь перед музеем Мевланы, отражая многочисленные фонари. Людей почти не было. В окружавшем нас мире было какое-то спокойное величие. Время ужина давно наступило, и ноги привели нас в кафе, расположенное совсем рядом с отелем.

Чистый просторный зал был заставлен столиками, за которыми сидели в основном довольно молодые ребята и девушки в спортивных костюмах. В первый момент меня удивила какая-то необычная тишина в таком большом помещении, полном молодыми людьми. Звуки были какими-то необычными, нехарактерными для такого большого зала, чего-то не доставало для ощущения привычного звукого фона… Все многочисленные посетители — молодые, похожие на спортивную команду, ребята были… глухонемыми.  Мне почему-то запомнился этот ужин. Время, наполненное неслышными уху голосами.

Е: Начало 13 века. В Балхе, в семье Бахаддина Веледа, образованнейшего и почитаемого богослова, прозванного «Султаном мудрецов», 30 сентября 1207 года родился сын, Джалаледдин, впоследствии получивший титул Мевляна, выдающийся суфийский мистик, поэт, философ, чье поэтическое произведение «Месневи» считается на протяжении вот уже многих веков не только величайшим культурным шедевром, но и своего рода энциклопедией суфизма.

a45-6

Пока для меня слова «суфий», «суфизм» звучали загадочно-неопределенно. Что-то я успела узнать из книги Р.Фиша, которую мы продолжали читать в дороге. Краткая информация из путеводителя, приобретенного на входе в музей гласит, что «…разница в социальных, культурных и экономических явлениях породили новые веяния в понимании ислама, различные секты и суфийские движения. Течение под названием мистицизм…распространяли суфии… Суфизм — путь очищения души от негативных качеств и привития похвальных качеств духу… Важными чертами суфизма является  исключительное человеколюбие, скромность и толерантность, стремление к познанию и красоте, открытость. Кандидат в дервиши должен был пройти испытание продолжительностью 1001 день. Наряду с религиозными знаниями в обители занимались музыкой, поэзией, каллиграфией, переплетными работами, гравированием и другими искусствами. «

В возрасте 21 год семья Бахаддина Веледа Балхи переезжает в Конью, где и расцвел впоследствии поэтический и философский дар Мевляны Джалаледдина  Руми. К 37 годам он был уже выдающимся богословом, получившим блестящее образование в лучших медресе Дамаска и Алеппо, советником султана в вопросах юриспруденции, преподавателем и проповедником. И вот, в возрасте 37 лет, с ним происходит знаковое событие, изменившее всю его последующую жизнь. Это событие, описанное в бесчисленном количестве книг и произведений, получило поэтическое название «встреча двух морей», — это встреча Джалаладдина Руми и странствующего дервиша Шамсаддина Табризи на улицах Коньи.

После этой встречи Руми оставляет преподавание и проповеди и уединяется с Шамсаддином для бесед, которые оказывают сильнейшее воздействие на Руми. Это общение пробуждает творческие силы и направляет его на новый Путь мистического познания себя, единения с Возлюбленным, то есть, Богом. С единомышленниками, собравшимися вокруг Мевляны, он закладывает основы ордена дервишей Мевлеви, более известного на Западе, как «орден кружащихся дервишей».

Вспоминая дни, проведенные в Конье, мы обы были уверены, что провели там не менее трех дней, оказалось, что — один! Приехали 8 мая уже затемно, рано утром 10-го улетели в Стамбул. То есть, все, что мы успели сделать: пойти, понять, посмотреть, увидеть, осознать, прочувствовать — все это уложилось в один бесконечно длинный день.

Я не помню, чтобы мы в тот день где-то присели, или поели. Величие и значимость происходящего не позволила сознанию остановиться на таких мелочах. Конья, как кружащийся суфий, медленно вращалась вокруг нас, открывая все новые улочки и все глубже вовлекая в атмосферу приобщения к чему-то очень важному.

a45-3

А: Вход в музей Мевляны был бесплатный. Хотя турникеты, кассы, секьюрити — все есть, но билеты дали, а денег не взяли… Черные тюльпаны в парке перед музеем (я такие вcтречал на Центральном Кавказе, в Сванетии, — там они растут прямо у тропы. Темно-темно-фиолетовые, почти черные, как одежды сванских женщин) и поток людей, как мне показалось: основная масса местные люди…  В  кельях — книги, музыкальные инструменты, одежда, различные предметы быта суфиев. Очень много людей — невозможно задержаться, надо впитывать и идти дальше, стараясь попадать в этот ритм…a45-5

Нам сказали, что мавзолей Мевланы посещают в день почти 16 тысяч человек. Кажется, что эта огромная цифра, но даже если половина от этого числа, то место это очень популярно.  Удивительное ощущение вдохновения и какой-то возвышенной отрешенности…

a45-7

Стены, купола, колонны мавзолея богато и изящно  расписаны золотом изречениями из Корана.

a45-9

Меня поразила какая-то необычная атмосфера всеобщего единства, многие люди совершали намаз или просто шептали слова молитв. Все присутствующие: и молящиеся, и идущие были как бы каждый сам по себе и в тоже время в какой-то момент воспринимались как единое целое. Ощущение этого единства вызывало чувство необычной легкости и света.  Хотелось опять и опять чуствовать это состояние отрешенности  и счастья.

a45-19

Когда мы вышли из  здания, и над головой теперь было только голубое небо это состояние еще долго напоминало о мгновениях которые довелось пережить.

Е: С десятками и сотнями других людей входим во врата музейного комплекса. В людском потоке (судя по одежде) преобладают мусульмане, но много и людей явно издалека и совсем не европейцев. Слышна разноязыкая речь, но никто не сторонится иноверцев или чужестранцев, удивительная благодатная атмосфера куполом накрывает все это место. Тесно, плечом к плечу медленно перетекаем из помещения в помещение и вот, наконец, мы входим в собственно мавзолей Мевляны! Как здесь светло и торжественно. Нет давящего ощущения, от того, что здесь расположены усыпальницы, как это бывает на кладбище. Невысокой оградкой выделено место для желающих совершить намаз. И мне кажется, что лица молящихся озаряются теплым внутренним светом очищения.

a45-8

Выходим вновь под бездонный голубой купол конийского неба, медленно вращающийся над головами. Он, похоже стал еще чище и ярче после нашего «визита» к Мевляне. А может, это наше сознание очистившись от суетных мыслей, сделало наше зрение более острым?..

А: Одно из мест в Конье, где мне обязательно нужно было побывать, — историческое место, где произошла  «Встреча двух морей». Место, где Джалаледдин Руми  впервые увидел Шамсаддина Тебризи. Об этом моменте написано тысячи книг. Мы ориентировались по книжке Радия Фиша:  «Если вам придется побывать в Конье, разыщите здание отеля «Сельджук-палас» неподалеку от центра. Встаньте у его угла, напротив дома министерства просвещения: Марджа-аль-байхрайн — так назвали люди это место — «Встреча двух морей». 26 ноября 1244 года.»

a45-10

Мы шли по Конье — современному  турецкому  городу  в 21 веке. По тротуарам спешили по своим делам  люди, по дороге неслись машины, катился по рельсам трамвай… Но вот, именно здесь, судя по описанию, было «то самое Место»!   Мне вдруг пришло в голову: Книгу  о Руми я прочел в 15 лет, посетил Конью в 55 — через сорок лет! Долго же шел я к Вам, Мевляна….

a45-18

Е: А тем временем Конья поворачивается к нам дорогой ведущей к холму Аладдина, и я понимаю, что вот сейчас, через несколько минут, шагов, ударов сердца  мы будем стоять там, где произошла «встреча двух морей»! И вот мы стоим здесь, а я пытаюсь представить, какой же силой должно было обладать слово, сказанное Шамсом, какой харизмой обладал он сам, чтобы вот так, одной фразой изменить жизнь человека.  Даже не верится! Я впервые нахожусь под таким магнетическим воздействием силы места.

А: Прямо перед нами был холм Аладдина — место историческое. Здесь расположены усыпальницы Аладдина и дворец султанов.  Но главное поразившее нас чудо это парк цветущих тюльпанов.  Нет, это были не аккуратные клумбы,  и банальной симметрии здесь не было. Это были озера, нет,  моря тюльпанов, устремленных к весеннему небу. Казалось, каждый цветок вместе с очень тонким ароматом издает свой звук, очень тихий и тонкий, но в то же время вполне слышимый. И тысячи тысяч цветов, устремляя свою музыку ввысь, образуют гигантский купол звуков над головой. Наступило время вечерней молитвы. И вдруг,  как по волшебству, со всех сторон запели озан. Созвучие и гармония происходящего были потрясающими! Холм Аладдина, расположенный в центре Коньи,  находился словно в фокусе этого удивительного звучавшего чуда.  Мелодия красоты и беззащитности гордых тюльпанов и призыв на молитву Богу.

a45-11

Дальше мы пошли к усыпальнице Шамседдина Тебризи. Город жил своей вечерней жизнью, вероятно все было здесь как обычно, люди занимались своими повседневными делами. Но для нас впереди вновь была тайна  тысячу раз разгаданная и сокрытая.

Момент встречи  Шамсаддина Тебризи с Джалаледдином Руми стал, вероятно, божественным импульсом рождения великого поэта и философа -мистика. Мир обрел еще один путь к познанию истины.  Ощущение прикосновения к истории сотворения суфизма, пребывание в местах, где ступали ноги великих, придают мне какую-то энергию  движения и легкости. Мы с раннего утра на ногах, мы идем сквозь историю и географию, поэзию, искусство и память. Мы встречаем и общаемся с десятками людей, с некоторыми говорим,  других просто видим, обмениваемся взглядами, улыбаемся и идем  дальше. Мы не чувствуем усталости. Хотя, похоже, наступает вечер, судя по длинными теням и зажигающейся рекламе…

Е: Но Конья неумолима, и мы, следуя ее указаниям, поднимаемся на холм Аладдина, где во всем великолепии раскинулся замечательный парк с морем цветущих тюльпанов. Это было так созвучно нашему состоянию. И не случайно сюда нужно было именно подниматься. К небу, к чистоте, к красоте и совершенству мира. А когда со всех сторон зазвучал озан, это уже было настолько нереально прекрасно, что почти невыносимо…

А потом, следуя за мелодией озана и за удлиняющимися тенями мы покинули холм и переместились туда, гда нас ожидало самое волнующее действо этого длинного дня — в прекрасное белокаменное здание культурного центра Мевляны. Был вечер пятницы. Мы не знали об этом, но оказывается именно по пятницам, раз в неделю, в культурном центре вечером проходил обряд Сема, где можно было поприсутствовать совершенно бесплатно.

a45-20

Большой круглый светлый зал, вмещающий несколько тысяч человек, затихает, и под белым куполом раздается чистый сильный мужской голос, к которому вскоре присоединяется флейта… Я всего лишь несколько раз в жизни присутствовала на различных службах в католическом и православном храмах, в протестантской церкви. Ни разу не была во время молитвы в мечети. Также я не знаю арабского языка. И не дочитала еще книгу до разъяснения тонкостей сема. Поэтому я могла только наблюдать и пытаться почувствовать. Скажу только, что когда все окончилось, осталось ощущение чего-то доброго, большого и очень важного. А еще мне очень бы хотелось увидеть  все это еще раз, теперь, когда я узнала о сема больше.

a45-15

А: Описывать сема, вероятно, дело неблагодарное-слишком много чувственного и возвышенного… Любые слова покажутся пресными и сухими. Просто внутри становится светло и щиплет глаза… Запомнились несколько лиц и  мгновений действа. Первое — появление шейха в черной хирке… Показалось вдруг, что вышел сам  сын Мевляны  Султан Велед, и видим мы его воочию (старший сын Джалаледдина Руми, основатель суфийского ордена Мевлеви, похоронен рядом с отцом). Удивительная музыка, вернее ритм. В какой-то момент появляется ощущение того, что это бьется твое собственное сердце… И кажется, что лица  кружащихся суфиев светятся изнутри…

А когда после сема мы вышли под купол звездного неба, я непроизвольно остановился: мне показалось, что он вращается над нашими головами…

a45-13

 

Е: Возвращаемся в наш отель «Месневи» поздно вечером. У меня такое странное состояние — одновременно переполненности и опустошенности. Ночью мне снится неторопливо кружащаяся фигура, растворяющаяся в небесной синеве.  Когда рано утром самолет уносит нас в Стамбул, я пытаюсь подвести какой-то итог, упорядочить свои впечатления. И вот что нам кажется самым главным.

Удивительно, как восемь веков назад в далеком средневековье Человек смог зажечь такой сильный свет гуманизма, добра и человеколюбия! Так силен и неугасим этот свет, что к нему едут люди со всего мира, чтобы очистить свою душу от суетного, недостойного. И в этом свете, честное слово, незначимыми  кажутся наши современные «достижения», которыми мы так гордимся. Потому что этот человек показал нам, что главное достижение — постичь себя, свой внутренний мир, очистить его и наполнить любовью и светом! И тогда этот свет поведет нас к истинным достижениям и успехам.

Глядя на одухотворенные лица кружащихся дервишей понимаешь: этот человек не обагрит свои руки кровью… Удивительно, вот уже около восьмисот лет, как суфиями предложен путь любви и человеколюбия, осознания человеческой божественности и доброты. Да, пусть это всего лишь один из путей, своеобразный, но есть и другие практики в разных уголках земного шара. Однако по сей день на Земле гремят пушки, звучат взрывы, гибнут люди, сотни тысяч вынуждены скитаться по миру, лишившись всего. Почему? Что не срабатывает? Кто сможет ответить на эти вопросы?

a45-4

 

 

 

 

 

a43-13

       Турция. Автовокзал Аксарай. Большой белый автобус плавно сворачивает к пассажирскому терминалу. После комфорта мягкого кресла,  приятного безделья и обзора Анатолийской равнины c высоты второго этажа нас ждет менее приятная реальность, связанная с перетаскиванием рюкзаков к следующему виду транспорта. Белое такси, водитель  жует донер и запивает айраном из пластикого стакана.

— Афиет олсун ефенди, если свободен, мы едем в отель Карбеяз.

— Где это, Уважаемый?

— Вон на той горе…

      К черту эконом варианты из интернета, давай до самого отеля — прямо под маршрут восхождения. Это стоит 100 лир, но зато… Зато не надо искать, ждать, опять ждать.

       Хасандаг выглядит из окрестностей Аксарая как Фудзияма на рекламном плакате. Конус, украшенный белым последним в сезоне майским снегом над цветушими садами Анатолии…

a43-16

        Существует какая-то особенная притягательность восхождения на подобные вершины-вулканы. (Такие горы называют еще ландшафтообразующими)  Действительно, отовсюду видна эта белизна и красота. Магнитом тянет приблизиться. Вспоминается Властелин Колец. И откуда такая сила притяжения? Где в теле человека располагается этот таинственный орган?

      Хасандаг, судя по информации из интернета, интересовал людей много тысяч лет назад. На склонах вулкана люди неолита собирали обсидиан — вулканическое стекло. Ученые обнаружили в древнем уникальном городище Чатал хююке даже зеркала из обсидиана, не говоря уже о многочисленных наконечниках стрел и копий. Некоторые археологи считают обсидиан своеобразной валютой неолита. От Хасандага  до раскопанного города почти 150 километров, однако именно там — на одной из стен домов, обнаружен рисунок извергающегося вулкана… Считается, что это первая картина извержения в истории человечества. Пейзаж «извержение вулкана Хасандаг  9 тысяч лет назад»  неизвестный художник.  Удивительно то, что анализ пород вулкана показал, что действительно примерно в это время было извержение!  Вообще тема «вулканы и люди» всегда как-то будоражит воображение… Проявление вулканической активности — суть дыхание, жизнь планеты и людей. Отсюда обожествление и поклонение силам Земли. Есть в этом какая-то сокровенная тайна.  Да там еще и христианский  монастырь был — на склонах, рядом с отелем, в котором мы заблаговремено забронировали места.

      Однако, вот скоро и Халва дере – самая близлежащая к Горе деревня. Далее  грунтовка серпантином поднимается к Белоснежке (так перевели турецкое название «Карбеяз» в интернетных блогах). Не знаю, но на ухоженную домашнюю девушку это место совсем не похоже… Закрыты покосившееся ворота, выставлены в ряд ржавые авто… Среди них привлек наше внимание микроавтобус, переделанный в ратрак… Воистину, нет пределов человеческой изобретательности! Интересно, как это сооружение  ездит, нет, перемещается по горнолыжным склонам?   Не похоже, чтобы нас кто-то ждал.

a43-11

a43-2

      Таксист прислушивается к нашим словам и явно надеется на продолжение совместного пути уже в обратном направлении. Нет! Я отсюда не уеду! Звонок  хозяину Отеля… Ожидание… и вот из-за угла появляется человек. Он открывает ворота и   рассохшуюся дверь  в холодный заброшенный мир. Откуда-то выплывает:  “Отель у погибшего альпиниста”  Салам алейкум!  Вот вам и ресторан, и теплый номер с душем… Электричества — НЕТ! Да, это почти приговор. Женя непреклонно требует покинуть сей уютный уголок вселенной, где нас ждали с распростертыми объятьями тысячу лет. Таксист, естественно, с ней вполне солидарен. Удивительно быстро происходят смены декораций: только что соратники –и вот уже жесткие оппоненты.  Воды нет вообще! –Это еще один удар… Только бы удержаться на ногах…  Туалета нет! Да, я ухожу в глубокий нокдаун… Слышу как  рефери считает… Нет! Я не уеду!  Вижу уже торжествующий взгляд  таксиста и злющую кошачью сущность… Но я — на ринге и бой еще не проигран! Слава Аллаху! Это — Турция, а не монгольская степь, если есть турок –значит, будет чай и все остальное.

      Переговоры с гостеприимным Явуз беем увенчались моей победой… Таксист уехал, получив  свои чаевые за простой. Что ж,  питьевая вода годится не  только для питья, в холодном номере много одеял, а свет наших налобников разгонит приближающуюся ночь. Правда, с продуктами туговато, рассчитывали на ресторанчик, но кое-какие запасы все же есть, продержимся, не неделю же нам здесь жить…

       Гулко звучат шаги в темном заброшенном пространстве. Здесь явно давно не было постояльцев. Явуз бей — сторож-хранитель холодного дряхлеющего дредноута, который, кажется, скоро может пойти ко дну… Нет, здесь не грязно, не запущенно, просто все, как бы,  живет само по себе – без людей… Отваливаются и ржавеют краны и замки, рассыхаются скрипучие рамы и двери, сумрак покрывает потолки и закоулки коридоров. Где-то из за угла незаметная в темноте, расползается по стенам  плесень. Здесь вполне подходящее место для съемок фильма ужасов. Хотя ничего страшного в пустоте  нет.

      Удивительно, что восходители на Хасандаг почему-то не останавливаются в отеле… Рядом у скал — ровные площадки, там ставят палатки и оттуда стартуют. На вопрос почему? ответа у Явузбея  я не получил. Странно все это… Скоро вечер. Мы спешим обследовать окрестности  и посмотреть начало тропы на Гору.  Все понятно, даже как-то банально: набитая тропа, поднимаясь, траверсирует глубокие овраги, в которых лежит умирающий снег. Конец дня,  и раскисшая поверхность плохо держит. Ничего, к утру  снег затвердеет.

a43-3

      Как-то уверенно Женя отказывается идти на Гору. Белый язык, покрывший склон,  действительно смотрится длинным. Вечереет, уже  в  сумерках Явузбей ведет нас к руинам монастыря. Среди нагромождений застывшей лавы видны фрагменты стен и арок и много ям, вырытых недавно. Наш гид рассказывает о черных археологах, или кладоискателях. Внимательно оглядывает почву, — не появились ли новые следы. Обычно они появляются ночью. На скалах старинные вырубленные  изображения крестов  и какие-то стрелки. Явузбей рассказывает о завалившихся подземельях  и древних могилах. Рядом, на плоском камне, — горсть источенных человеческих зубов и мелкие кости скелета. По рассказу, когда кладоискатели не смогли откопать какую-то скалу или стену склепа, они взорвали ее. Действительно, это похоже на правду. Всюду груды обломков и раскуроченная земля. Как это возможно здесь, совсем рядом с городом? На всем этом лежит какая-то печать нереальности.

a43-6

a43-4

        Ночь уже пришла в Карбеяз. Теплая майская ночь на темном широком балконе. Вечерний чай. Мы расположились в мягких креслах, заботливо принесенных Явузбеем.  Прямо под нами, далеко внизу — россыпь огней Аксарая, вереница нескончаемых ползущих огоньков – автомагистраль на Анкару,  угольками светятся Хелвадере,  Ихлар и другие деревни, полные раскрученных туристических объектов. А здесь, под самой высокой и красивой Горой,-  тишина и рассказы о кладах. Почему поток туристов обходит такое удивительное место, не превращает округу в очередной Музей под открытым небом или в  Ихларское ущелье с лестницами и турникетами?

      Утро, вернее ночь, близкое звездное небо, холодный ветер, но тепло одеваться нельзя: через десять минут станет жарко, только руки мерзнут в перчатках, сжимая трекинговые палки. И вот уже тропа ложится под ноги. Сумеречная гора закрывает все видимое пространство. Так проходит час, начинается феерический рассвет –несколько кадров и вновь — подъемы–спуски, осыпи, снег и снова каменистый склон.  Скоро начнется снежное поле, ведущее под скальные стены. Черная гривка, рассекая  снежное поле, уводит почему-то налево. А мне надо вправо. Пунктир старых следов оплавленных, но четко читаемых, уходит вправо на снежное поле, мне — туда. Начинается настоящая работа. Была слишком теплая ночь, это плохо. Снежный наст сначала держит, но вдруг неожиданно проламывается  и так — на каждом втором шаге вверх. Еще час, нет, почти два, впереди скальный взлет — вожделенный конец пытки снегом. В голове застряла прочно только одна продуктивная мысль: “Каждый следующий шаг приближает меня к концу“. Не знаю, почему эта фраза впилась в мозг, но с ней как-то комфортней топтать снежное поле.

a43-8

       Скалы оказались сильно разрушенными и совсем не такими простыми как выглядели снизу, но по сравнению со снегом это просто чудесно. Вот бы еще не улететь в порыве эйфории!На наклонной скальной полке убираю трекинговые палки. Они хорошо послужили на изматывающем снежном склоне. А теперь создают слишком много неудобства- цепляясь за выступы скал. Еще  метров 50,  и выхожу на пологую осыпь. Вершина где-то рядом, левее. Вот и ящик для журнала, и… корова из папье маше с дверью в боку и железная машина –камион… Вот ведь любители оригинальных проделок! И не лень была нести сюда эти тяжелые и беcполезные предметы…

a43-15

a43-14

      А впереди — кратер вулкана, засыпанный снегом. Где-то здесь находится могила старца Хасана — черные камни лавы и бескрайнее открытое  пространство на все 360 градусов – дар вершины взошедшему. Взгляд вниз — далеко вокруг — Анатолия, Каппадокия и горы — на восток и на юг. Где-то там в мареве равнины Чатал хююк. Оттуда приходили сюда собиратели обсидиана… Там художник рисовал свою картину извержения…Вообще тема дренейшей живописи вызывает в душе особенные чувства. Вспоминаются рисунки на скалах Гобустана и Монгольского Алтая, Скандинавии и Сахары,Европейская пещерная живопись… А вчера вечером на твердых черных скалах у руин монастыря мы обнаружили удивительные изображения ангела в форме креста.  Воистину искуство не имеет границ во времени и пространстве…

a43-7

       Грызу зеленое яблоко-лучшее лакомство, деликатес. В горах удивительно вкусны яблоки, апельсины, конечно, тоже, но быстрее кончаются.  А яблоки — восхительны! Сообщаю по рации, что дошел, и после селфи начинаю спуск вниз, но уже по тропе восточного гребня. Эта тропа ведет с перемычки между малым и большим Хасандагом, может быть, она была короче?

      Вулканического стекла — обсидиана в районе вершины я нигде не обнаружил. Может. снег тому виной. На память поднимаю маленький камушек. Он удивительно похож на черные  камни с Аконкагуа — высочайшей вершины Южной Америки. Что ж это вполне объяснимо, — Великий Страж (так переводится название Аконкагуа с языка индейцев аймара) тоже вулкан.

a43-9

      Снова режу снежник, теперь вниз, иногда стараюсь глиссировать-съезжать по снегу словно на лыжах. Фанаты горнолыжники могут найти здесь склоны для катания и в мае, но сейчас у меня нет лыж, а жаль, можно было бы съхать прямо к Карбеязу по снежному оврагу.  Внизу Женя заваривает чай. Явузбей поздравляет с горой,  заказанная для нас Явузбеем старая машина-развалюха везет нас в Ихлару. Хасандаг плотно укрывается в облака. Спасибо, что позволил взойти в гости…

a43-10

      Говорят, что на вершине Горы жил старец Хасан –весьма почитаемый в округе человек. Существует легенда о  силе воли этого человека способного сохранить снег, завернутый в платок, в сильную жару. Тут надо бы уточнить, что  жара не просто от солнца в летний день, а жар желания при виде женщин, выходящих из бани… По легенде, такой энергетической мощью обладал старец…

      Жаль что снег укрыл вершину и не позволил  точно определить место, где покоится с миром сей удивительный  человек. О различных чудесах приходилось слышать и читать, но чтоб так вот — понятно демонстрировалась сила! Это вам не змею-горынычу трехголовому башки рубить, или снежную королеву силой любви растопить… Здесь как бы все наоборот, но труднее  кажется: одно дело — жаром любви спалить, другое — заморозить  в себе вожделение! Самоконтроль!

a43-1

       Вот так и стоит над Анатолийской равниной прекрасная белая гора Хасандаг –символ человеческой силы. И вдохновляет  людей своей легендарной историей…

a43-12

Трейлранинг забег: Илису-Золотая Осень-2016

Дорогие друзья!

Впервые в Азербайджане в конце сентября мы планируем провести трейлранинг забег в Гахском районе. Предполагается две дистанции — 7-8 км и 15-20 км. Трасса проходит по живописнейшим лесным склонам южных отрогов Главного Кавказского хребта. Тропа каменистая или грунтовая, местами — только пешеходная, местами — конная или скотопрогонная. Большой перепад высот: старт-финиш — 1032 м, высшая точка маршрута — вершина Ярпызбасан — 2612 м.  Опыт участия в подобного рода мероприятиях не обязателен, но приветствуется.

Информация и контакты:

fb: Caucasian trekking trail   —      https://www.facebook.com/caucasiantrekkingtrail2016/

fb: Skyrunning trail «Ilisu-golden fall»  —   https://www.facebook.com/events/245833222471270/permalink/245854672469125/

email: volunteer.ilisu@gmail.com

Тел./phone

for english: (+994) 50-223-39-02

azərbaycan dili üçün

для русскоговорящих: (+99455) 775-76-74news-61-3news-61-2

news-61-1

Опубликовано в журнале «YOL» #1(49)2015

 

 

396614.jpg

    «А теперь каждая группа может начинать движение следом за своим инструктором»,  — и мы послушно устремляемся за Вилли, сегодня он наш гид. Выходим на живописную дорожку, ведущую вверх по склону в окружении высоченных елей с заснеженными лапами. Впечатление, будто мы попали в декорации к какой-то зимней сказке. Наши попутчики — девчонки и мальчишки из Болгарии деловито сопят, особо не озираясь по сторонам, — стараются не наступать лыжами на камешки, попадающиеся на дороге в изобилии — снега совсем мало. Наверное, им такие виды привычны, а наши ребята еле сдерживаются, но вижу, как блестят восторгом их глаза, а головы непрерывно вертятся в разные стороны, — действительно, виды — сказочные!

41752.jpg

 

    Но постепенно подъем становится сложнее, мы уходим с наезженной дорожки на целину, в лес, и движение полностью овладевает нашим вниманием. Только остановившись, чтобы подождать, пока впереди идущий преодолеет очередное препятствие, можно оглядеться вокруг и сделать несколько снимков. Мне, как руководителю нашей маленкой команды проще: я могу совершенно спокойно отойти в сторону, остановиться или наоборот обогнать группу, чтобы фотографировать, подогнать отставших, перекинутся словом с другими тренерами, или просто полюбопытствовать, что там, за соседней группой деревьев или скал.

5210716.jpg

    Наши ребята — молодцы, идут рядышком, помогают друг другу, хотя видно, что двигаться впервые на скитуровских лыжах им непривычно, поэтому движение отнимает много сил, энергии, внимания. Болгарский тренер, приветливый и улыбчивый мужчина средних лет,  легко перемещается вдоль растянувшейся колонны, демонстрируя свои опыт и умения.

4750307.jpg

    По мне, так он немного рисуется, стараясь произвести впечатление бывалого на нас и нашего инструктора. Но ребятам и невдомек, слишком они поглощены движением. Мне легче, — сказываются альпинистские навыки передвижения по сложному горному рельефу. Поэтому автоматически переставляя лыжи, я думаю о разных вещах. Например, о том, как же мы попали сюда.

2812291.jpg

    Еще неделю назад мы до конца не были уверены в том, что поездка состоится, а если бы месяц назад кто-то сказал мне, что появится такая возможность — отвезти ребят в международный молодежный лагерь ски-моунтиниринга, я была бы очень удивлена. Но вот мы здесь, и случилось это благодаря стечению целого ряда обстоятельств.

936601.jpg

    Одним из главных я считаю работу, начатую задолго до сегодняшнего дня, но сделавшую нынешнюю поездку возможной. Четверка ребят, которые поднимаются за мной по заснеженному альпийскому лесу, — ученики кружка «Юный Путешественник», который вот уже почти 30 лет существует при Центре творчества детей и молодежи Низаминского района. Дорога к нынешней поездке в Австрию началась 4 года назад, когда впервые участники нашего кружка вместе с руководителем и родителями отправились в Бакуриани, где проходил совместный азербайджано-норвежско-грузинский зимний скаутский лагерь. Здесь многие из ребят впервые стали на лыжи  и совершили свои первые горнолыжные спуски. А в 2012 и в 2013 годах они продолжили обучение в детской горнолыжной школе «Ики ски» в Бакуриани. В общей сложности за 4 года практически все учащиеся кружка хотя бы по одному разу посетили этот горнолыжный курорт.  Многие из ребят полюбили горные лыжи и теперь вместе с родителями (которые  тоже обучились катанию на лыжах) при первой возможности самостоятельно отправляются покататся в наши новые прекрасные горнолыжные комплексы Шахдаг и Габала,  или в Грузию.

5410468.jpg

    Насколько мне известно, больше никто в Азербайджане не занимается вопросами горнолыжной подготовки детей, поэтому не удивительно, что руководство федерации альпинизма Азербайджана, получив приглашение в лагерь, обратилось именно к нам. К тому же, с федерацией альпинизма наши ребята знакомы и дружат уже давно, неоднократно нас приглашали участвовать в различных соревнованиях и мероприятиях федерации. Стоит упомянуть хотя бы последние соревнования: кубок федерации по драйтулингу, состоявшиеся в декабре 2014 года, на которых для детей была подготовлена отдельная дистанция и приобретены специальные безопасные инструменты.

    Получив приглашение, мы обратились к директору нашего центра с просьбой о помощи в организации поездки, — понятно, что стоимость ее, несмотря на поддержку международной федерации ски-моунтиниринга, весьма высока. Замечательно, что мы встретили понимание и в очень короткие сроки получили от Министерства образования полную финансовую поддержку! Завершающим аккордом стал подарок от  посла Австрии в Азербайджане — бесплатное оформление  виз. И вот, благодаря такой теплой поддержке стольких организаций и людей, мы теперь здесь — первыми из Азербайджана осваиваем технику нового для нас вида спорта — ски-моунтиниринга.

8524915.jpg

 

    Ски-моунтиниринг, молодой, но уже весьма популярный в различных странах мира вид зимнего спорта. Он подразумевает подъем на горные склоны на лыжах с применением  альпинистских инструментов и навыков, а затем спуск оттуда на лыжах.  Наверное, многие из читающих видели захватывающие дух головокружительные спуски лыжников по крутым горным склонам, которые порой кажутся чем-то невероятным. Это — тоже одна из многочисленных разновидностей горнолыжного и сноубордовского спорта. Их сейчас очень много и порой неискушенному в тонкостях человеку даже сложно понять: где хели-ски, что есть фрирайд и чем кросс-кантри отличается от ски-туринга.  Например, если лыжники и сноубордисты поднимаются на вершину с помощью вертолета, а потом совершают оттуда спуск, это называется хели-ски.  Фрирайд — это катание по неподготовленному снегу, то есть внетрассовое катание. По сути, хели-ски и ски-моунтиниринг  — это тоже фрирайд. Есть, конечно, и такие,  всем известные, наши давние знакомые, классические — беговые лыжи, биатлон, прыжки с трамплина, горнолыжный спорт с его скоростным спуском слаломом и слаломом-гигантом, есть более молодые и с каждым годом набирающие обороты соревнования на халфпайпе  (трасса в виде разрезанной пополам трубы, уложенной вдоль склона), фристайл и могул, лыжная и бордеровская акробатика и т.д.и т.п.

9154256.jpg

 Фото ISMF

 

    Среди всего этого зимнего многообразия ски-моунтиниринг  уверенно приобретает все больше поклонников.  Его привлекательность, на мой взляд, заключается в том, что людям свойственно желание вырваться за рамки ограничений, почувствовать дух свободы, уйти от толпы и проложить свой след, свою лыжню по нетронутому снегу среди скал или деревьев, или на пустынных заснеженных склонах. На первый взгляд казалось бы, что этот вид спорта скорее должен развиваться там, где нет развитой инфраструктуры горнолыжных курортов, и люди ищут возможности для катания на лыжах  по неподготовленным склонам просто потому, что трасс нет, а кататься хочется.  Но на самом деле, наиболее массовый характер в наши дни это явление приобретает в самом сердце Европы, в Альпах — горнолыжной Мекке, покрытой густой сетью горнолыжных трасс, где можно кататься, переходя с курорта на курорт и из страны в страну за один день, используя только подъемники и трассы. Наибольшее количество людей, увлекающихся ски-моунтинирингом,- в Австрии и Италии.  В Австрии уже несколько лет успешно производится снаряжение для этого вида спорта.

9709092.jpg

    Со снаряжением мы познакомились накануне, получив и подогнав его у организаторов мероприятия. И с утра перед выездом в горы мы впервые надеваем «шкурки» на наши лыжи. Эти «шкурки» сделанны из искусственного меха, напоминающего мех нерпы — короткий и достаточно упругий, а с другой стороны на него нанесен липкий слой, которым мех крепится к лыже, фиксируясь на заднике и носке лыж специальными крючками. Этот мех нужен для того, чтобы лыжи не соскальзывали при подъеме по снежным склонам. Надо сказать, что первые шаги мы делали с очень большими сомнениями: как-то лыжи удержат нас от съезжания? Но оказалось, что плотный упругий ворс отлично держит, и спустя минут сорок мы шагали уже значительно увереннее.

9738282.jpg

    Еще одной важной «хитростью» наших лыж являются специальные крепления, которые могут удерживать ботинок только за носок при подъеме, а при спуске фиксирует и пятку тоже, как на обычных горнолыжных ботинках. Причем, при подъеме крепление позволяет делать подставку под пятку для того, чтобы нога стояла будто на ступеньке, более горизонтально, и в зависимости от крутизны склона есть возможность регулировать высоту подставки! Такие вот хитрые приспособления. Конечно, и ботинки к таким лыжам тоже совсем необычные, при подъеме вверх они позволяют немного ослабить жесткость закрепления голеностопного сустава, нога становится более подвижной. Каждый, кто хоть раз надевал горнолыжные ботинки, помнит, что в таких ботинках коленки разогнуть невозможно, а хождение становится неудобным. Здесь же пластиковый ботинок составлен как бы из двух подвижных частей, которые позволяют свободно сгибать-разгибать ногу в колене на подъеме, но перед спуском эти части защелкиваются специальным образом, фиксируя ногу точно так же, как и в обычных горнолыжных ботинках.

6953814.jpg

Фото ISMF

    Еще одним неоспоримым преимуществом несомненно является небольшой (по сравнению с обычными горными лыжами) вес ботинок и лыж. Поэтому четырехчасовое восхождение к высокогорной хижине не отняло у нас все силы, хотя сказать, что мы не устали, тоже будет неправдой.

    Все имеет свой конец, наконец, спустя несколько часов подъема, мы выходим в высокогорную долину. Граница леса была пройдена незадолго до этого, и нашему взгляду открывается суровый зимний пейзаж: в небольшой чаше, окруженной заснеженными крутыми вершинами, поднимающимися еще на добрые две-три сотни метров вверх, стоит большая современная гостиница, так называемая хижина (хотя на хижину она, конечно, совсем не похожа).  Здесь мы останавливаемся на привал, чтобы перекусить, попить горячий чай из термосов, отдохнуть перед спуском.

1295933.jpg

    Надо честно признаться, что пришли мы сюда последними, группы более опытных и более взрослых ребят-спортсменов мы видим еще выше на склонах, где они отрабатывают различные приемы. Пока мы отдыхаем, они уже начинают спуск вниз, проносясь мимо нас в лихих виражах.

 3273319.jpg

    Снимаем «шкурки» с лыж, упаковывамся в рюкзачки и — вперед!!! Лыжи без накладок стали такими скользкими, ребята несколько раз наезжают друг на друга, падают, хохочут. Но постепенно вспоминаются полученные в Грузии навыки, и вот мы уже несемся вслед за остальными по накатанной предыдущими спортсменами дороге. Спуск проходит по автомобильной дороге, которая используется летом для подъезда к хижине, а сейчас, засыпанная снегом, она стала идеальной трассой для спуска по зимнему лесу. Скатываемся по плавным изгибам серпантина, стараясь не сильно разгоняться. Но и задерживаться нельзя: уже вечереет, да и погода что-то хмурится.

     Путь, отнявший у нас на подъеме около 4 часов, мы преодолели в обратном направлении примерно за час. Уставшие, но очень довольные любуемся красивыми мягкими закатными красками, в ожидании транспорта.

9834192.jpg

    Следующий день в программе лагеря был отведен подготовке и проведению мини-соревнований для участников лагеря. С утра опять забираемся в автобус, который отвезет нас повыше в горы: снег в Альпах пока еще не выпал в достаточном количестве, поэтому к большому нашему сожалению были отменены старты настоящих взрослых международных соревнований по ски-моунтинирингу, которые должны были состояться здесь, в Лиенце, в Тирольских Альпах, и свидетелями которых мы по замыслу организаторов должны были быть. Очень жаль, это было бы так интересно. Но увы… За снегом нам придется ехать около часа в горнолыжное местечко, Сан Себастьян, где для нас специально включат подъемник, застекленные кабинки которого доставят нас повыше на горнолыжные склоны.

2925923.jpg

    Сегодня нашим инструктором будет Саймон, под его руководством быстро готовим лыжи к подъему и отправляемся на тренировку, в 12 — уже старт соревнований. Несмотря на то, что мы находимся на подготовленном, утрамбованном горнолыжном склоне, уже внизу, у подъемника, организаторы попросили нас надеть спасательное оборудование и включить лавинный передатчик-бипер.

3471777.jpg

    Как и другие виды спорта, связанные с деятельностью человека в горах, ски-моунтиниринг является потенциально опасным для спортсменов. Основную опасность представляют, конечно, лавины. Поэтому существуют очень жесткие правила для всех людей, выходящих на заснеженные склоны. Каждый спортсмен должен надеть и включить передатчик, у каждого в рюкзаке должны быть: лавинный зонд, лопатка для снега, термоодеяло из фольги. И, забегая вперед, скажу, что третий день в лагере был посвящен как раз поиску людей, попавших в лавину. Сначала нам прочли лекцию, а потом мы отправились на практические занятия.

1626167.jpg

    Тем временем, наша тренировка подошла к концу и мы спустились вниз, чтобы получить для ребят стартовые номера, перекусить и подготовиться к старту. Суть соревнований заключается в следующем: участникам нужно подняться вверх по склону на скорость, затем в специально отведенной для этого зоне «переключить» лыжи на спуск и спуститься (другим путем) — на скорость. Для ребят постарше, уже имеющих опыт соревнований, все это нужно повторить дважды. Причем, все процедуры пререключения креплений и ботинок, снятия и надевания «шкурок» не отсекаются по времени, поэтому нужно делать это максимально быстро (но правильно, за этим следит специальный судья).

5338571.jpg

    И вот, кульминация сегодняшнего дня — старт! Впереди выстраиваются спортсмены, бегущие два круга, за ними — новички. Их тут тоже немало, хотя наши — самые младшие. По команде «марш» все спортсмены устремляются общей толпой на склон, начинающийся в нескольких метрах от стартовой черты.

349490.jpg

Фото ISMF

 

    Склон широкий и спортсмены сразу же рассыпаются по нему, пытаясь обойти соперников и не попасть под лыжи впереди бегущих. Сразу же в нескольких местах мы видим кучки упавших и сбивающих друг друга лыжников. К сожалению, наших тоже не обошла эта участь. Потом, просматривая уже дома фотографии, мы увидели тот самый момент, когда упавший впереди лыжник сбивает палкой лыжи идущего за ним Фуада, а тот в падении цепляет Джавида!

1529546.jpg

Фото ISMF

    Очень переживаю за мальчишек, видя, что у Фуада — проблемы со шкуркой, которая отклеилась и у него не хватает сил на склоне в спешке быстро закрепить ее на носке лыжи. Драгоценные секунды утекают, складываясь в десятки, соперники убегают, а я ничего не могу сделать. Наконец, один из специальных судей на дистанции помогает, и Фуад устремляется вдогонку за ушедшими вперед ребятами. И вот последний спортсмен исчезает за перегибом склона, и наступает тишина, а у подножия остаются только взрослые — тренера, руководители делегаций, организаторы… Ждем! Минуты тянутся томительно, невольно представляешь себе, как они там бегут вверх, борясь с притяжением, с постепенно наливающимися свинцом мышцами, с нехваткой воздуха в легких. Давайте, ребятки, ваша задача сегодня — не победить, но прочувствовать, что это такое!

3086571.jpg

Фото ISMF

    Вслед за ушедшими спортсменами, выдержав дистанцию, убегает многократная чемпионка мира — Мирейа Миро. Не убегает, — улетает. Похоже, что она очень скоро их догонит. Мирейа — добрый ангел  нынешнего лагеря. Она всегда рядом, поддерживает, помогает, учит, объясняет. Ребята на пресс-конференции замучили ее вопросами. Порой совсем не относящимися к ски-моунтинирингу. Но она с радостью отвечала, увлекалась, сама задавала вопросы. Так оказалось, что в последнее время она увлеклась бейс-джампингом. Как она сама сказала: » Я поняла, что в жизни есть очень много интересного, чем я могу заняться, так почему бы не попробовать?» По возрасту она недалеко ушла от участников лагеря, ей 26 лет, поэтому уже на второй день она стала «своим в доску парнем», и повсюду мелькала ее яркая курточка.

2822029.jpg

Фото ISMF

    И вот, это случилось: вихрем влетел в финишный створ первый участник, конечно — это был один из тех, кому предстояло пройти второй круг. После еще двух ребят прикатила первая девушка (она и стала потом победительницей). А вскоре спортсмены посыпались как горох с неба. Но никакой неразберихи, все было организовано очень грамотно, несмотря на то, что это были просто мини-соревнования для 50 с лишним молодых участников лагеря.

    Нужно отметить, что среди 57 участников лагеря из 11 стран только мы представляли страну постсоветского пространства. Еще было трое ребят из Турции. Остальные страны: Болгария, Германия, Австрия, Италия, Словения, Словакия, Чехия, Польша, Великобритания. В таком международном формате лагерь проводился впервые, до этого в нем принимали участие спортсмены Италии, Австрии и Германии. Многие с интересом расспрашивали нас о нашей стране, о том, как развиваются у нас зимние горнолыжные виды спорта, есть ли у нас горы для занятий ски-моунтинирингом.  И участники и организаторы лагеря очень внимательно отнеслись к нашей делегации, поскольку только для нас все было внове. А вице-президент федерации Ребекка Вернон предложила помощь и поддержку в организации подобных сборов у нас, в Азербайджане. 

3405105.jpg

Фото ISMF

 

    Соревнования завершились. Когда наши ребята показались на финише, многие аплодировали им и скандировали: «А-зер-бай-джан!» А потом, уже в отеле на торжественном ужине Роберто Кавалло, генеральный секретарь федерации скиомунтиниринга, специально приехавший поприветствовать участников лагеря, вручал ребятам подарки и призы. И так хитро организаторы поделили всех участников на какие-то различные категории, что ни один не остался без занятого места и не ушел без подарка. Спасибо вам за подаренный детям праздник!

 

 

5095722.jpg

     Три дня лагеря пролетели как один… Мы расставались с новыми друзьями с чувством легкой грусти от того, что этот праздник завершен. Но очень хочется надеяться, что опыт, приобретенный нашими ребятами, найдет применение в будущем.

7612644.jpg

     Пока в нашей стране, к сожалению, не существует детских горнолыжных секций. Но курорт уже есть. С каждым годом появляются новые трассы и подъемники, наверное, скоро дойдут руки и до организации детской горнолыжной школы. А уж среди ее учеников наверняка найдутся поклонники ски-моунтиниринга: ведь склоны для занятий этим видом спорта есть даже прямо там же, на территории Шахдагского комплекса. Конечно, понадобятся квалифицированные тренера, специальное снаряжение, но в любом случае для занятий ски-моунтинирингом необходима хорошая горнолыжная подготовка. С нее и надо начинать. С детьми.  

     И в завешение еще раз огромное спасибо всем тем, кто сделал эту поездку возможной: Федерации альпинизма Азербайджана, Министерству образования, а также лично — директору Центра творчества детей и молодежи Низаминского района — Лале ханум Гати и Послу Австрии в Азербайджане!

Опубликовано в журнале «YOL» #6(48)2014

«Озеро — замкнутое понижение на суше, заполненное водой. О., занимающее большое пространство и имеющее соленую воду, называется морем (Аральское, Каспийское). По происхождению озера разделяются на материковые, возникшие на континентах, и морские, отчленившиеся от моря. По происхождению озерных котловин различают: озера тектонические, аккумулятивные, вулканические, карстовые, плотинные, провальные, термокарстовые, реликтовые и др. По характеру стока выделяют озера: проточные, бессточные, не имеющие постоянного поверхностного стока, в аридном климате часто соленые, переменные — то имеющие сток, то лишающиеся его в зависимости от количества атмосферных осадков.»

 (Геологический толковый словарь)

 

     Озера, как и другие геологические объекты — живые.Они имеют возраст, рождаются, стареют и умирают. Процессы эти бывают, как правило, не такими быстрыми, чтобы быть заметными в течении жизни одного поколения людей, но тоже не всегда, особенно если имеет место вмешательство человека, как в случае с Аральским морем.

625738.jpg

Озеро Хара-нуур

 

     В Монголии насчитывается свыше тысячи постоянных озёр и гораздо большее количество временных, образующихся в период дождей и исчезающих в период засухи. Основная часть территории Монголии — плоскогорье, поднятое на высоты от 900 до 1500 метров над уровнем мирового океана, наиболее высокая западная часть — Монгольский Алтай. Именно в горах берут начало большинство крупнейших рек, Сибири и Дальнего Востока, принадлежащих к бассейнам Северного-Ледовитого и Тихого океана. Это — Селенга, Керулен, Орхон, Онон, Халхин-гол и др. И все же бОльшая часть территории Монголии — бессточный внутренний бассейн.   

4612470.jpg

 

Озеро Уурэг

 

     В раннечетвертичный период на большей части территории Монголии плескалось внутреннее море, которое позже разделилось на несколько крупных водоёмов. Нынешние озёра — то, что от них осталось. Если посмотреть на карту Монголии, озера на ней будут выглядеть как яркие голубые драгоценные камешки, рассыпанные в основном в западной части страны. Здесь в так называемой Котловине Больших озер находятся самые большие и интересные озера Монголии: Убсу-Нуур, Хара-Ус-Нуур, Хяргяс-Нуур, Ачит-нуур, Хара-нуур, Толбо-нуур и другие.

 

2453328.jpg

озеро Уурэг

 

     Площадь котловины — свыше 100 000 кв.км. Уникальной природной особенностью котловины является наличие здесь почти всех природных зон планеты. На дне котловины — песчаные и глинистые пустыни, на предгорных равнинах — сухие степи. По склонам гор расположены высокотравные степи, переходящие в лесостепи. Еще выше склоны покрывают смешанные лиственные и кедровые леса. На самых вершинах располагаются тундры и гольцы. Таким образом, в котловине Больших озер находятся самые северные в мире пустыни, а в ее горном обрамлении самые южные тундры. Через территорию котловины пролегает древний центрально-азиатский путь миграции водных птиц Западной и Средней Сибири. Несколько тысяч лет бесконечные поколения лебедей, гусей и уток направляются через котловину Больших озер к побережью Желтого моря и далее — к местам зимовок в Юго-Восточной Азии.

 

8139956.jpg

Озеро Уурэг

 

     В 2011 году наш маршрут проходил по северо-восточной и центральной части Монголии, и мы посетили лишь одно озеро Хух-нуур. Это совсем небольшое по величине озеро, расположено в уютной долине среди холмов, поросших лиственницей, километрах в 200 от Улан-Батора. Однако для монголов озеро это  особенное, легендарное, поскольку именно здесь в 1206 году произошло знаменательное событие:  на общем собрании монгольских племен в окрестностях озера Хух-нуур правителя Темучжина «подняли на белой кошме», провозгласив Ханом всех Монголов. Здесь он взял себе Титул Чингисхан, под которым и вошел в историю человечества.  

 

4498463.jpg

озеро Хух-нуур

Из дневника Е.В. 20 июня 2011 г.

     «Первый день путешествия. Мы еще не привыкли к дороге, к походному быту, к нашему новому спутнику — шоферу, который не говорит практически ни на каком из известных нам языков… Впервые выезжаем за пределы города и видим настоящую Монголию. Все — впервые. Поэтому восприятие обострено, свежий мозг впитывает первые порции информации. Но главное, это ликование по поводу того, что наши мечты посетить Монголию, лелеемые много лет, и порой казавшиеся неосуществимыми, начинают сбываться!

956941.jpg

5335099.jpg

 

     Поэтому, не хочется терять ни секунды. Как только приехали, уходим на ближайшую сопку, где виднеется обо. Берега озера поросли отдельными группами лиственниц, они такие очаровательные с нежной хвоей и маленькими шишечками… А все открытое пространство — настоящий цветник: лилии желтые и красные, голубые незабудки, фиолетовая сон-трава и много других цветов и красок. В свете угасающего дня незаметно поднимаемся к обо. Наверное, место для него выбрано не случайно, придя сюда, мы ощущаем нечто, что трудно описать, величие, значимость момента…

1308581.jpg

озеро Хух-нуур

     Ночью мимо нашей палатки, которую мы оставили открытой, прошел волк. Тихо, только тень скользнула по противомоскитной сетке, закрыв на мгновение звезды. Я уже спала, Саша увидел его…»

 

   Из дневника А.Ю.  : » … и словно не озеро это, а купол ступы, перевернутый в землю. И куполом, как воронкой вбирающий в себя время и события… В обрамлении могучих деревьев и букетах удивительных полевых цветов… Здесь из  воителя Темучжина возник потрясатель Вселенной Чингисхан, чтобы спустя столетия люди искали ответы  на загадки рождения Великой империи монголов…»

     Маршрут нашей экспедиции 2012 года был разработан таким образом, чтобы посетить наиболее красивые и интересные озера западной Монголии.

4826890.jpg

озеро Хубсугул

     Первой «бусиной», нанизанной нами в ожерелье озер Монголии, стало легендарное озеро Хубсугул (тюрк., озеро синих вод). Озеро  расположено на высоте около 1600 метров в гигантской тектонической впадине на севере Хангая (максимальная глубина 262 м). Оно схоже с Байкалом по составу воды, реликтовой флоре и фауне, и возраст у них обоих почтенный — свыше 2 миллионов лет. Более того, вытекающая из него река Эгийн-гол является притоком Селенги, поэтому можно говорить о том, что воды озера Хубсугул, проделав тысячекилометровый путь и спустившись на 1200 метров, попадают в Байкал. А по прямой расстояние между этими озерами всего чуть более 200 км. Селенга же приносит в Байкал около половины всех речных вод, питающих озеро. Поэтому неудивительно, что с большой тревогой в России была встречена информация о том, что Монголия планирует строительство целого каскада электростанций на Селенге. Свои опасения по этому поводу высказали представители Всемирного фонда дикой природы (WWF) и Фонда содействия сохранению озера Байкал. Как известно, в Байкале содержится около 20% мировых запасов пресной воды, в Хубсугуле — в десять раз меньше — около 2%.  Но пока все это — в планах, а мы отправляемся на берега озера в ожидании увидеть что-то очень незабываемое.

2395501.jpg

     И так оно и случилось! В этот день все сложилось замечательно.  С утра мы посетили Уушиг — одно из самых известных в Монголии и за ее пределами местечко, где находится большое количество хорошо сохранившихся оленных камней. Популярности его способствует и близость большого города Мурун с аэропортом.

     Из дневника: 16.06.2012 «…И вот, покинув в середине дня Мурун, мы отправляемся строго на север вверх по долине реки Эгийн-гол. Хорошая (по монгольским меркам) дорога, ровно гудит мотор, и вот мы уже поднимаемся на перевал, за которым нас ожидает озеро! Вот оно уже мелькает сквозь ветви лиственниц, и мы бодро скатываемся вниз прямо к берегу, после чего еще километров 30 проезжаем вдоль западного берега озера в поисках красивых пейзажей и уютного гэр-кемпа.

6888523.jpg

     Места немного напоминают нам добрую старую Набрань тех времен, когда до нее еще не добрался современный туристический Молох. Живописные пейзажи с пасущимися животными — лошадьми, яками, спокойная гладь озера, лиственницы, подошедшие к самому берегу. Действует очень умиротворяюще… Но мы не можем позволить себе расслабиться, ведь на всю эту красоту у нас всего один день. Поэтому, наскоро выгрузившись в отведенный нам гэр, уходим, даже не пообедав, к берегу озера. Смотреть, внимать, снимать… «

8890364.jpg

     Чистейшая вода, Саша заходит в воду по щиколотку (дальше как-то не вдохновляет, т.к. вода очень холодная, только недавно здесь еще плавал лед) и рассказывает на камеру, насколько вода чистая, что ее можно пить прямо из озера, что он наглядно демонстрирует, причем неподалеку какая-то лохматая псина тоже с удовольствием лакает хубсугульскую водичку. Вдоль берега неспешно пасутся яки, они такие очаровательные, что мы тут же забываем обо всем и снимаем портреты, групповые фото, фото на фоне озера, озеро с яками и т.д. И так  — до самого вечера, пока обеспокоенный нашим долгим отсутствием Энхэ (а может быть, не столько отсутствием нас, сколько отсутствием пищи  :) ) не приходит  на берег за нами. Только тогда, посмотрев друг на друга, мы говорим: «Все равно свет уже не тот», — после чего с чувством некоторого облегчения отправляемся в лагерь готовить обед, по совместительству — и ужин.

6763787.jpg

     Покидая на следующий день берега Хубсугула, мы никак не могли расстаться с ним, останавливая каждые 5 минут машину для того, чтобы сделать еще несколько снимков, без которых ну никак… Потом, — в обратной последовательности дорога до Муруна, а после него — поворот к юго-западу, к новым озерам.

3962320.jpg

озеро Хара-нуур

3375178.jpg

стервятники на берегу оз.Хара-нуур

     Все когда-нибудь бывает в первый раз. И, конечно, первый раз, запоминается сильнее всего. Так и наша первая рыбалка в Монголии. Накануне мы стояли на берегу большущего озера Хара-нуур, где путеводитель обещал нам незабываемую рыбалку на некоего «фельдя». Увы, кто такой фельдь, а также как он выглядит, нам не суждено было узнать. Зато фотоулов был потрясающим: красивейшие пейзажи, закат, дождь над озером, перспектива с окрестных холмов, все это навсегда осталось в памяти. 

 

3449861.jpg

4281311.jpg

     Запомнился экстремальный переезд через перевал, когда наш УАЗик ревя и захлебываясь карабкался на перевал 2500 м, уникальная природная арка в скале, сквозь которую проходит дорога, 3D-небо, а затем 15 минут экстрима — езда по песку Песков Нарийн Голын Элс — по самому краешку песчаной долины, именуемой Пески Монгол Элс, когда мы затаив дыхание и скрестив пальцы мысленно подталкивали машину: «Только не застрянь, родная!»

4514053.jpg

озеро Хяргас

     И как награда за трудности пути — к вечеру перед нами открывается озеро, конца которому не видно. Это знаменитое Хяргас-нуур — озеро киргизов (монг.). Останавливаемся на восточном берегу у скалистого массива Хэцухад.

426811.jpg

     Вода в озере — соленая, бирюзового цвета, скалы, покрытые налетом соли,  — почти белые, все это в контрасте с темным грозовым небом смотрится очень красиво! Снимаем, пробираясь по скалам, многочисленное птичье население — чаек, больших бакланов, уток.

7878817.jpg

    И в какой-то момент, вглядевшись пристальней в воду, замечаем крупные темные силуэты, скользящие у скал. Все! Фото, видео забыты, проснувшийся азарт охотника и голод гонят нас за удочкой. Находим удобное место в скалистой бухте и УРА! Вот оно — рыбацкое счастье — за каких-то 20-30 минут четыре большие рыбины — османы или усманы, как их называют. Очень красивые, золотистые и удивительно смирные, — попавшись на крючок, они почти не сопротивляются, поэтому их совсем легко вытаскивать, что как-то даже разочаровывает.

3128123.jpg

     Только поймать рыбу нам удалось быстро, но вот процедура разделки и готовки заняла почти два часа, а потом еще и отмывали все в машине после жарки. Но, конечно, рыбку мы оценили. Особенно после немного однообразного походного рациона. После такого вкусного ужина спали мы крепко, несмотря на начавшийся дождь. Хорошо, что в тот момент мы еще не знали о том, что за озером этим тянется дурная слава: здесь водятся таинственные мифозои, оставляющие периодически гигантские следы выползания на берегу.

6652162.jpg

     Мифозои – фантастические существа, упоминающиеся в мифах, легендах, сказках многих народов. Так их назвала О.М. Иванова-Казас, известный профессор-эмбриолог, создавшая зоологическую классификацию необыкновенных существ.

     Для людей прошлого, обладавших анимистическим мировоззрением, озера с обитающими в них существами не были чем-то необыкновенным. Но соваться к ним без нужды не рекомендовалось, и запрет этот передавался из поколения в поколение. Скорее  всего, большинство услышанных рассказов об озерных чудовищах являются отголосками этих старых запретов. Это подтверждается и тем, что многие озера почитаются местными жителями, как святые.

     Надо сказать, что во многих древних культурах существовало представление о том, что озера — это священные места, где обитают боги. Погружение в озеро означало, с одной стороны, смерть и разрушение, а с другой — возрождение и восстановление. Озеро было символом очищения и исцеления, а также представлялось источником жизни вообще. Вода спокойного озера —это глаза земли, через которые жители подземного мира могут видеть наш мир. В древнем Египте возле храмов всегда создавали искусственные озера, где происходили мистерии и обряды омовения, символизировавшие обновление. Хорошо известны такие священные индийские озера, как Манасаровар и Ракастал. У индейцев кечуа и чибча существовал культ воды: озерам и рекам приносили жертвы, в каждом городе инкской эпохи имелись храмовые водоемы, где производились ритуальные омовения. Кельты считали озера священными местами, где возможно прямое общение с богами. В священные озера бросали копья, мечи, повозки, упряжь, даже коней, золотые и серебряные дары. Так и на землях Монголии загадки живут и по сей день. И мы, попав в эти места, чувствуем их очарование и таинственность.

     Тема охраны  воды как  божественного дара людям отражена и в Великой Ясе Чингисхана — монгольском своде законов. Строжайше запрещено загрязнять и непочтительно относиться к рекам, озерам и источникам.  Наши водители специально возили с собой пластиковые тазики для стирки и купания, и выливали использованную воду подальше от берегов водоемов. Древние монгольские законы работают и по сей день.

 

1318933.jpg

Озеро Уурэг

     Высокогорное озеро Уурэг запомнилось нам нежнейшими пастельными закатами, сумасшедшим птичьим базаром на нескольких крохотных каменных островках недалеко от берега, а также какой-то фантастической рыбалкой.

 

8237377.jpg

2104191.jpg

3999126.jpg

     С места нашей стоянки в уютной бухточке иногда можно было увидеть далеко на северо-западе призрачную пирамиду горы Белуха (4509 м) — высшей точки Алтая. Это место так нам приглянулось, что мы остались здесь еще на один день.

2156184.jpg

     Покидая озеро, мы встретили «Трансазиатскую экспедицию» — пара крутых джипов, увешанных канистрами и разным грузом, а также пара мотоциклистов. Шотландцы. Все в возрасте, крупные и, что поразило, еле ковыляющие. Мы рассказали им о нашей живописной бухте и отличной рыбалке, предложив отдохнуть немного на берегу озера,но они только махнули рукой. Как выяснилось, они практически не выходят из машин и гонят, гонят, поднимая пыль. Куда! Зачем? К чему так гнать, чтобы не увидеть всего того, что есть вокруг? Каждому  — свое…

3538484.jpg

кратер потухшего вулкана Хоторо

      Запомнилось озеро Терхийн-Цагаан, хотя мы и не ставили лагерь на его берегу. Находится это озеро неподалеку от древнего кратера потухшего вулкана Хоторо. Лавовые поля, поросшие лесом протянулись до самого берега озера, находящегося в нескольких километрах от вулкана.

1474603.jpg

озеро Терхийн-Цагаан

     Когда мы подъехали к берегу озера, нас удивила целая галерея пирамидок в человеческий рост, сложенных из черных камней. Как оказалось, существует поверье, что если загадав желание сложить такую пирамиду из кусков пемзы, то оно сбудется. Так что, на берегу озера находился целый островок желаний…

3259993.jpg

     Не забыть нам и озеро Хотон-нуур на границе с Китаем, величественное, спокойное в обрамлении холмов, поросших лиственницей и заснеженных вершин Монгольского Алтая на горизонте.

6025367.jpg

озеро Хотон-нуур

3480999.jpg

    

     Между холмами по берегам озера прятались несколько удивительных крохотных озерец серповидной формы, которые местные жители называли Сыргалар (!) Живущие здесь казахи очень четко подметили, что озерца напоминают формой женские серьги.

1303027.jpg

8977093.jpg

местный магазинчик, названный именем маленьких озер в округе

 7537819.jpg

     Несмотря на попытки нашего гида затащить нас на южный берег озера, где места для стоянок более уютны и находятся в лиственничном лесу, мы настояли на том, чтобы поставить лагерь на более открытом северном берегу. Это было связано с тем, что еще в Улан-Баторе мы встречались с профессором Баттулгой из университета, который рассказал нам о знаменитой горе «Точильный камень», расположенной здесь, поверхность которой покрыта большим количеством петроглифов. И действительно, мы почти целый день обследовали зализанные древним ледником скалы, снимая замечательно сохранившиеся петроглифы.

7148022.jpg

     Хотон-нуур и соседнее озеро поменьше Даян-нуур, разъединенные тонким перешейком были последними из череды более чем десятка озер, которые мы посетили. Мы надеялись в последний раз насладиться рыбалкой, поставив лагерь на берегу озера Даян-нуур, но наш гид в очередной раз преподнес нам неприятный сюрприз. Оказывается, он принял решение за нас и направил шофера по дороге, ведущей в сторону от озера. Когда мы это поняли, мы были уже в десятке километров и направлялись к берегу какой-то речки, где он и решил, что нужно поставить лагерь. Поэтому особенно щемящим было чувство утраты чего-то, и чувство какой-то детской обиды, словно тебя куда-то не взяли, а ты так этого ждал…

7443229.jpg

1566439.jpg

     Спустя годы это чувство утраты чего-то очень хорошего, близкого, нужного, так и не притупилось. Но мы живем надеждой вновь посетить эти места, чтобы показать их нашим друзьям, детям, внукам, дать им  возможность самостоятельно прикоснуться к тайне этих мест, проникнуться их красотой и величием.

 

3463772.jpg

 

Опубликовано в журнале «YOL» #5(47)2014

 

 

«Чем-то зовущим, неукротимо влекущим наполняется дух человеческий, когда он, преодолевая все трудности восходит к этим вершинам. И сами трудности, порою очень опасные, становятся лишь нужнейшими и желаннейшими ступенями, делаются только преодолением земных условностей…

Для вершинных подвигов лучших искателей истины требуется окружающее великолепие…Горы, горы! Что за магнетизм скрыт в вас! Какой символ спокойствия заключен в каждом сверкающем пике. Самые смелые легенды рождаются около гор. Самые человечные слова исходят на снежных высотах.»

Н.К.Рерих

 

 

 

9300603.jpg

 

 

      Все горы на земле красивы и необычны по-своему. Величие и грандиозность горных вершин заставляет бесконечно обращаться к их образам в памяти  и черпать энергию силы, желания и вдохновения… Точно так работают великие призведения искусства в нашем мозгу. Или в сердце? Короче,  в том  загадочном органе или месте, который именуется «душа». В обыденной жизни зачастую происходят удивительные и совершенно необъяснимые события, заставляющие  удивляться,  как  складывается мозаика фактов, какие причины  и почему лежат в основе следствий, приводящих к совершенно неожиданным результатам, чтобы вновь превратиться в причины и затем безо всякого осознанного и понятного объяснения исчезнуть миражом за далеким степным горизонтом… Раствориться словно и не было никогда этой волшебной страны в твоей жизни, словно приснилось все это тебе в сладких грезах, навеянных живописцами и фотохудожниками, избравшими изображение Божьего промысла  своей трудной и прекрасной профессией… Да так, что даже Сам Создатель, вероятно,  иногда остается доволен их произведениями… Ибо действительно: то, что совершенно, можно приписывать лишь одному Богу, а кому в руки вложить кисть или камеру  — это уж, извините,  Его дело…  Нам остается только черпать силы и пить вдохновение в Его творениях. И не забывать благодарить за данное и стараться по возможности поделиться,  дабы всем страждущим досталось…

 

8874727.jpg

 

      Все вышесказанное в полной мере можно отнести к Алтаю. Его труднодоступные вершины во все времена были окутаны шлейфом загадочности, мистики и святости. Земли эти, освоенные людьми с давних времен приютили много разных народов и верований. Здесь в разные  времена соседствовали шаманизм и ламаизм, несторианство и манихейство, ислам и тенгрианство… Племена, народы приходили и исчезали, менялись языки и письменность. Тайна оставалась. Даже сегодня у науки больше вопросов, чем ответов. «И  по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, – поэт узнавал все больше и больше интересного и полезного и про египетского Озириса, благостного бога и сына Неба и Земли, и про финикийского бога Фаммуза, и про Мардука, и даже про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике.»(М.Булгаков «Мастер и Маргарита») Не будем рисковать свернуть себе шею, забираясь в дебри…

 

 a38-3

 

     Следуя строгому языку географической науки, Алтай — горная страна, расположенная на стыке четырех государств: России, Казахстана, Китая и Монголии. Горная система начала формироваться в период т.н. байкальской складчатости в каледонскую эпоху (400-500 млн.лет назад), затем почти исчезла  под воздействием природных факторов, а позднее, в  кайнозое (ок.66 млн.лет назад), горы пережили новый период горообразования. Сегодня Алтайский и Катунский заповедники, а также плато Укок образуют объект всемирного наследия ЮНЕСКО, именуемый «Алтай — золотые горы».

 

      Нужно отметить, что исследования горных систем в отличие от полярных, например, исследований имеют совершенно иной смысл. Если открытия и изучение полярных областей — это расширение границ человеческого присутствия, то изучение гор — это скорее научное открытие  и описание мест, где в общем-то так или иначе люди обитают, заселяют подножия и долины рек, используют летние высокогорные пастбища, охотятся. Тем не менее, значение таких исследований так же велико и сопряжены они бывают с не меньшими сложностями. Кроме того, изучение этого величайшего в мире горного узла Памир-Алтай-Тибет-Гималаи всегда имело под собой еще одну тайную «подкладку» — борьбу крупных держав за распространение своего влияния, отсюда — засылка шпионов, замаскированных под исследователей или же выполнение исследователями параллельно еще и «госзаказа» от тайной канцелярии. Не удивительно поэтому, что часто власти изучаемых стран с большим недоверием относились к заграничным экспедициям, чинили им всяческие препятствия, а порой и жестоко наказывали разоблаченных. Хотя далеко не все экспедиции были «с двойным дном».

 

      Немалый вклад в изучение Центральной Азии  внесли экспедиции русских ученых: Пржевальского, Потанина, Обручева, Семенова, Грумм-Гржимайло и западных путешественников, в книгах которых можно найти ценные географические, исторические и этнографические сведения. Особого упоминания заслуживает целая плеяда исследователей Тибета. В 1-ой половине XIX века – это англичане: Т. Маннинг и В. Муркрофт; французские миссионеры Э. Гюк и Ж. Габе, немецкие путешественники братья Шлагинтвейт. Следует упомянуть американских геологов Р. Помпелли и А. Давида, немецкого геолога Ф. Рихтгофена, американского дипломата В. Рокхила, В 1860-е – 1890-е гг. по инициативе Геодезической службы Индии  в Тибет из Гималаев под видом паломников засылались специально обученные разведчики, так называемые «пандиты», занимавшиеся маршрутной съёмкой и др. инструментальными наблюдениями. Их работа внесла большой вклад в картографию Центральной Азии. Картами, составленными на основе съёмок «пандитов», пользовались и русские путешественники, в том числе Пржевальский.  Свен Гедин, выдающийся шведский путешественник  совершил в конце ХIХ — начале ХХ веков три путешествия по Тибету, которые принесли ему мировую славу.

 

         

      Исторически так сложилось, что об Алтае в Европе почти не было известно вплоть до ХVlll-ХlХ веков. Для известных путешественников того времени, совершавших многолетние экспедиции в заманчивые Гоби, Тибет, Гималаи, Тянь-Шань, эта горная система оставалась вне поля зрения. Таким образом, хотя к концу ХlХ началу ХХ веков были завершены крупнейшие исследования, большая территория на стыке нескольких стран оставалась Terra Incognita для остального мира.

      Так вышло, что изучение Алтайской горной системы в основном стало заслугой местных сибирских ученых,  имена которых, возможно, не так всемирно известны: Клеменца, Ядринцева, Сапожникова, Крылова, Обручева. И, несомненно, основная часть трудов по всесторонеему исследованию Алтая, принадлежит В.В.Сапожникову, совершившему в течение 1895-1911 гг. несколько обширных экспедиций  по российскому и монгольскому Алтаю. Этим ученым была проделана огромная работа по изучению, описанию и созданию карт. Ее результатами стали четыре объемные книги, которые по сегодняшний день не утратили своей ценности и информативности для ученых и туристов. Одним из самых важных открытий, сделанных ученым, стало открытие мощного современного  и еще более мощного древнего оледенения на Алтае.

 

9741650.jpg

Вершина Белая Ступа

      К одному из таких узлов современного оледенения, расположенному на стыке четырех государств, горному узлу Табын Богдо Ула, мы и отправились в ходе нашего путешествия по Монголии летом 2012 года. Дорога туда началась для нас из районного центра Баян-Ульгий, куда за 3 часа можно долететь местными авиалиниями из Улан-Батора или доехать по Чуйскому тракту и его продолжению в Монголии — из Бийска (Россия). Оттуда дорога займет около двух дней (более 700 км). Мы же доехали сюда на УАЗике из Улан-Батора, посещая многочисленные достопримечательности, за 15 дней.

 

5992768.jpg

Дорога к базовому лагерю

      Закупив продукты, получив разрешение на посещение погранзоны и подобрав в машину проводника, отправляемся дальше, в сторону гор. Наконец, посвятив в пути почти целый день исследованию огромной «галереи под открытым небом» — петроглифов, мы прибываем в точку старта нашей пешей части маршрута: кордону национального парка. Оплачиваем билеты (3000 тугриков — 2,5 доллара примерно), договариваемся о вьючной лошади и укладываемся спать в казахской юрте после плотного ужина, где нас угощали всякими национальными казахскими блюдами. В этих местах большинство населения — казахи. Это значительно облегчает нам общение с местными жителями и нашим проводником — Секаном, который почти не говорит по-русски, но значительно лучше понимает азербайджанский!

 

5354675.jpg

 

Установка казахской юрты

Из дневника: 27 июня, среда, день 17-й.

      Нужно заметить, что спать в казахской юрте оказалось менее уютно, чем в гэре, потому что она значительно выше, и в ней холоднее. Но все же лучше, чем на ветру в палатке, тем более вечером громыхало немножко, да и собираться было удобнее со светом и в помещении. Короче, восьми долларов за ночлег не жалко :) .

 

8223402.jpg

 

Внутреннее убранство: слева — казахская юрта, справа — монгольский гэр.

    С утра погода прекрасная, нагрузили лошадь, простились с Энхэ [нашим шофером], взяли маленькие рюкзачки и – вперед, наконец-то пешком! Идем не торопясь, снимаем, общаемся. Наш проводник Секан – Чебурашка, как окрестил его Саша за смешную походку и наивное чебурашечье выражение лица, убегает вперед, нам же спешить незачем. По описанию до лагеря часов шесть ходьбы. Вот и идем, наслаждаясь видами. Живописная дорога ведет нас по альпийским лугам, уже много зелени (здесь лето только начинается, ведь мы уже высоко: стартовали утром с 2700 м), эдельвейсы, маки полярные… В одном месте пришлось переходить вброд речку, разлившуюся по долине множеством рукавов, некоторые из которых были довольно глубокими, а главное – холодными. Я по крайней мере за один заход все не прошла, перед последним рукавом попрыгала по камешкам, согревая ноги.

 

6075305.jpg

 

      Спустя 4,5 часа вышли на очередной холм и… ахнули! Бог мой, какая красота! Как фантастическая декорация во весь горизонт протянулась горная цепь из высоких белых гор, обрамленных лентами ледников, плавно стекающих рукавами, соединяющимися в один мощный ледник, который дает начало полноводной реке Цагаан Гол. Готовясь к экспедиции, мы прочитали много литературы о здешних местах, но действительность превосходит все ожидания! Перед нами величественная панорама суровых настоящих гор с высотами около 4 тыс. и  огромные ледники Александрова и Потанина, длина которых превышает 10 км! Я такого еще не видела! Из-за того, что сейчас уже не зима, снег на ледниках стаял, и на них отчетливо просматриваются продольные полосы из захватываемых при сползании вниз камней, падающих со скальных стенок. Все это делает визуальную иллюзию того, что ледники, как реки, стекают вниз, еще более реальной.

 

6865224.jpg

      Последнюю часть пути проходим вдоль высокого зеленого гребня, спускающегося к мощному валу боковой морены. Впереди прошел караван верблюдов и скрылся за поворотом. Подойдя, наконец, к базовому лагерю, видим, что верблюды уже разгружены и пасутся на лужайке, а несколько человек устанавливают палатки для большой группы туристов, которая должна подойти чуть позже. Они так же, как и мы, идут налегке.

 

                                                        9316808.jpg

 

      Мы тоже ставим свою палатку на уютной зеленой полянке. До вечера у нас есть время отправиться на ледник. Собираем фоторюкзак, одеваемся потеплее, берем кошки и уходим. Сначала вверх – поднимаемся на десяток метров на моренный вал и обалдеваем от вида сверху. Масштабы потрясают! Оказывается, что к леднику нам спускаться и спускаться, может быть метров сто по высоте придется сбрасывать по крутому каменистому склону!  Вниз – не вверх, спускаться-то несложно, но слегка беспокоит мысль о том, что на обратном пути сброшенную высоту придется опять набирать (мало мы сегодня ходили!)

 

      Наконец выбираемся на ледник и забываем обо всех этих мелочах! Ледник вблизи еще огромнее, он заполняет собой все пространство вокруг. Горы с ледника тоже смотрятся совсем по-другому. Справа высится черная пирамида Малчина (4050 м), на которую нам предстоит завтра совершить восхождение. Снега на Малчине почти нет, идти придется по крупным и средним осыпям. Правее Малчина притягивает взгляд огромная нависающая ледяная шапка вершины Куйтен. Идем перпендикулярно движению ледника. Вдали мы увидели очень красивую вершину (Белая Ступа) и нам очень бы хотелось подобраться к ней как можно поближе.

9741650.jpg

 

     Но дорогу нам преграждает мощный поток, несущийся в ледяном желобе. Очень красивый, но, увы, непреодолимый. Мы походили вдоль потока в поисках возможности перебраться, но так и не нашли узкого места… Наше разочарование от неудачи сметают напрочь закатные лучи солнца, создающие потрясающую игру красок на вершинах, леднике…

 

5089130.jpg

 

      В разгар заката приходится уходить, потому что подниматься высоко, а свет уходит, потом бродить по громадным валунам в темноте будет трудно. Да и собраться на завтрашнее восхождение нужно. Быстро поднимаемся, иногда делая остановки, стараясь отснять горящие закатными красками снежные вершины. По пути подбираю почти замерзшую бабочку и засовываю ее под ветрозащитку. Спустившись на поляну, отпускаю ее, отогревшуюся, на травку. Надеюсь, что я продлила хоть немного ее существование…

 

615598.jpg

 

      С вечером заметно холодает, вдоль моренного гребня с гор тянет пронизывающий ветер, быстро ужинаем, пьем чай, складываем рюкзаки на завтрашнее восхождение и – спать…»

 

      Надо сказать, что находясь в заграничных путешествиях, мы всегда берем с собой маленькие флажки Азербайджана и шапочки цвета нашего флага. Вот и в этот раз, установив в базовом лагере свою палатку, мы поставили рядом треногу с закрепленным на ней флажком. Который сразу же привлек внимание наших соседей. Несколько человек сначала стали обсуждать, чей же это флаг, но так и не придя к единому решению, обратились к нам с вопросом, флаг какой страны развевается рядом с нашей палаткой. К сожалению, оказалось, что никто из них (!) не знал о нашей стране, тем более о ее местоположении. Лишь одна молодая девушка из Сингапура радостно воскликнула: «О, Азербайджан! Евровидение 2012!» После чего пришлось проводить ликбез, показав несколько журналов «YOL», которые мы предусмотрительно носили с собой.

 

2692305.jpg

 

      Восхождение на Малчин в маленькой интернациональной группе, в которой с нами были: монгол, сингапурцы, немка, голландец и китаец сложилось очень удачно, погода позволила нам спокойно полюбоваться окрестностями с вершины.

 

619888.jpg

 

 

5242901.jpg

5598229.jpg

Снежная шапка горы Куйтен

6041755.jpg

      А полюбоваться было чем. К югу и юго-западу от нас простиралась бесконечная череда покрытых снегом горных хребтов, а к северу  от подножия вершины расположено легендарное плато Укок. Это — уже Россия. Граница проходит прямо по гребню через вершину Малчина. Плато это стало известно в недавние годы в связи со знаменитой находкой «алтайской принцессы» — хорошо сохранившейся женской мумии, найденной в курганном погребении пазырыкского периода (V-Ill вв.до н.э.) на плато Укок в 1993 году и вывезенной оттуда в музей в Новосибирске. Значительная часть алтайского населения очень недовольна тем, что погребенная женщина выставлена на всеобщее обозрение. Как утверждается, Ак Кадын (так называют ее местные жители) является хранительницей окрестных земель, и ее извлечение стало причиной многочисленных стихийных бедствий, обрушившихся на Алтай в последние два десятилетия. В августе 2014 г. старейшинами Алтайского края было даже принято решение о необходимости захоронить женщину на прежнем месте, но сотрудники музея в Горно-Алтайске, куда мумию перевезли в 2012 году, отказываются признать это решение правомочным. Вопрос остается открытым по сей день.

 

773239.jpg

      Мы же на следующий день с сожалением покидаем эти красивейшие места и отправляемся вниз по долине реки Цагаан-Гол (Белая река).  По пути подходим к собственно истоку реки — месту, где она мощным водопадом низвергается с ледника в долину. Если на леднике вода была кристально чистой, то проходя по толстому слою легко размываемого ледникового ила, она становится молочно-белой, откуда и название реки — Белая.

 

2645833.jpg

 

      Путь наш длиной около 20 километров до кордона нац.парка оказался настолько красив, что мы потратили на него весь световой день, делая множество остановок для съемок и просто для того, чтобы, сойдя с тропы, отдохнуть и насладиться видами, понаблюдать за резвящимися ячатами, большущими козлами, выясняющими, кто более крут, табунчиком пугливых монгольских лошадок… Столько жизни вокруг, столько красок!

 

6840949.jpg

 

      В пути нас ожидал еще один приятный сюрприз: короткий визит к бурятской семье, пасущей здесь на летних пастбищах большое стадо. Нас пригласили в юрту, угостили чаем и сыром…

 

    Из дневника: «…После чаепития мы уже совсем было собрались идти дальше, но увидели, что вся семья загоняет коз и барашков и как бы «нанизывает» их на натянутую на небольшой высоте веревку очень интересным способом: с обеих сторон натянутой веревки поочередно подводятся животные головами друг к другу и обматываются другой веревкой за шеи. И так – штук пятьдесят в ряд головами к головам стоит разноцветное зверье и блеет и мекает, вокруг пыль, крики, галдеж, блеянье, смех и беготня. Дети, совсем маленькие, тоже помогают… Догадываемся, что сейчас будет дойка, готовим камеры. И вот мама садится с подойником на маленькую скамеечку и начинает доить первую овцу, быстро-быстро, потом передвигается к следующей, к следующей… Процесс идет довольно бойко. Тут появляется белобрысая краснощекая малышка лет 5 с маленьким бидончиком и, присев рядом с овцами, тоже пытается нащупать вымя, чтобы подоить. Овцы брыкаются, молоко больше попадает мимо, но девчонка продолжает очень серьезно заниматься делом…»

 

4639440.jpg

      Глядя на девчонку, вспоминаем детей, встреченных нами однажды  у нас в горах на Шахяйлаге. Такие же краснощекие и совершенно белобрысые! Пока мы снимали дойку, откуда-то подошел пожилой бурят — дедушка этих очаровательных и очень непосредственных ребятишек.  Дедушка свободно говорит по-русски. Он — пенсионер, в прошлом  много лет работал шахтером с советскими специалистами. А теперь «поправляет здоровье » на высокогорной летовке. По его словам, жизнь в горах, в юрте — в заботах о скотине хорошо лечит от заработанного под землей ревматизма.

 

      Следующий день принес нам новую встречу с ледником, вернее, со следами, оставленными им в древности. Свой очередной лагерь мы устанавливаем у подножия горы Шивээт-Хаирхан. Здесь расположена одна из самых богатых в Монголии галерей петроглифов. Рисунки на темно-коричневой, словно отполированной, поверхности камней смотрятся очень эффектно. Своей гладкой поверхностью эти камни обязаны древнему леднику, когда-то давно сгладившему их своей ледяной массой. А потом климат потеплел, ледник отступил на десятки километров вверх в горы, предоставив людям разрисовывать отполированные им камни…

695933.jpg

 

      С каждым днем мы спускаемся все ниже, появляются первые лиственницы, меняется растительность и, наконец, прощальным аккордом в нашем путешествии открывается потрясающе красивое озеро Хотон нуур.  В яркий солнечный день с окрестных сопок вода в нем выглядит неправдоподобно бирюзовой. Берега обрамлены пологими горами, поросшими лиственничным лесом, за хребтом — уже Китай. Два незабываемых дня мы проводим в лагере на берегу озера, рыбачим, снимаем, ищем балбалы и петроглифы. Озеро и все вокруг выглядит особенно привлекательным, потому что с щемящей сердце грустью мы уже предчувствуем завершение путешествия. Увы, всему хорошему бывает конец… И в дождливый день (наверное, чтобы не так обидно было) УАЗик по древнему тракту, ведущему из Китая, увозит нас обратно в Баян-Ульгий, а мы не отрываем  взгляда от окружающих пейзажей, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти эти полюбившиеся нам места, куда мы обязательно когда-нибудь вернемся.

603509.jpg

 

Опубликовано в журнале «YOL» #4(46), 2014

«Впечатление от восхождения обратно пропорционально числу его участников. Возможно, нам большее впечатление оставило бы одиночное хождение. Но всегда следует помнить: хороший друг обогатит ваши впречатления от совместно пройденного пути»

Герман Хубер «Альпинизм сегодня»

 

      Более 30 лет тому назад мы познакомились в альпинистском лагере на Кавказе. Для того, чтобы подниматься на вершины, мы стали связкой: в альпинизме так называют людей, связанных веревкой, с помощью которой они страхуют друг друга. А когда сезон восхождений в горах был окончен, оказалось, что нас связывает нечто большее, чем просто веревка – общие интересы, родство душ. И вскоре наша альпинистская связка стала семьей. Взаимная страховка, надежность и схоженность, умение доверять и сменять друг друга все это пришло через пот и мозоли в совместных тренировках, походах и восхождениях. Мы вместе проходили трудный маршрут, называемый семейная жизнь, фактически создавая СВОЮ ПЛАНЕТУ под названием СЕМЬЯ. Конечно, не всегда нам удавалось быть в горах вместе, но самыми значимыми и важными для нас стали вершины, на которые мы поднимались вместе в различных уголках Евразии.

       6832337.jpg

      Однажды мы решили пригласить другие пары и семьи совершить восхождения вместе с нами. Люди разных возрастов, национальностей, вероисповеданий поднимались на вершины, деля друг с другом радость осознания достижения вершины как цели, ибо каждая «маленькая» цель представляет собой звено в череде наших жизненных достижений в конечном итоге уготованных нам Всевышним. Легко поделиться с ближним своими радостью, счастьем, но удовольствие от пребывания на вершине является лишь малой частью всего восхождения, ибо оно — целый ряд событий, преодоления опасностей, своих страхов, слабости, нерешительности. Жертвы, принесенные на алтарь твоего желания, ты делишь с человеком, с которым проживаешь свою жизнь. Вспомните хорошо известные слова из обряда бракосочетания в различных религиозных конфессиях: «…быть вместе в горе и радости пока смерть не разлучит нас…» В условиях преодоления опасностей, тяжкого физического труда, морального и душевного напряжения в короткий промежуток времени происходит переосмысление многих лет жизни «внизу». Люди начинают по-другому относиться друг к другу, укрепляются их взаимоотношения, чувства концентрируются, и все становится четче и яснее, честнее и открытее… В результате многие недопонимания и недосказанность исчезают. Затасканное слово любовь здесь приобретает свой истинный смысл…  Вершина проверяет чувства людей друг к другу, и именно вершина осуществляет высший акт венчания…Так родился наш проект «Вершина для двоих».

      6293890.jpg

       5244865.jpg

     Дважды мы проводили такие восхождения в наших горах, но этим летом нам пришлось отправиться на поиски нового места для «Вершины для двоих».

       2104251.jpg

     Гора Фишт (2868 м) на Северном Кавказе очень популярна и по известности среди кавказских вершин занимает второе место после Эльбруса. Название «фыщт» в переводе с адыгского — седая голова, седая изморозь. Несмотря на небольшую высоту, на его склонах есть ледники: Большой и Малый Фиштинские, самые западные и низкорасположенные ледники на Кавказе. Но особую известность Фишт приобрел благодаря обилию пещер в его недрах. К тому же окрестности вершины очень живописны — это территория Кавказского биосферного заповедника. Есть легенда о том, что на скалах Фишта был прикован Прометей (Насрен-жач), принесший горцам огонь, именно поэтому скалы одной из стен горы окрашены в ярко-красный цвет его кровью.

      4778162.jpg

    А еще говорят, что если внимательно вглядеться в скальные обнажения в северной части горы, видны, как бы запечатленные в камне лица девушки и юноши Лаго и Наки. Много красивых легенд сложено народом Адыгеи об этих местах. Название Лаго-Наки также имеет несколько трактований, самое поэтичное, конечно, это история о трагически окончившейся любви Лаго и Наки.

        3157092.jpg

     Пешеходная часть нашего маршрута начиналась с нагорья Лаго-Наки в междуречье  рек Белой и Пшехи. Оно сложено мощной толщей верхнеюрских известняков. Здесь, так же как над нашими массивами Шахдаг и Кызыл-Кая, когда-то плескались воды океана Тетис. Поэтому здесь повсюду можно встретить окаменелые остатки растений, моллюсков. Характерно для Лаго-Наки обилие карстовых воронок, провалов, пещер. В настоящее время известно 125 шахт и пещер. Самая длинная — шахта Абсолютная (2057 м), самая глубокая — Парящая птица (517 м). Это уникальное плато является частью Кавказского биосферного заповедника. В советское время здесь проходил самый популярный в СССР туристский маршрут №30 «Через горы к морю», по которому прошли сотни тысяч туристов.

     7919213.jpg

     Первую ночь мы провели на т/б Лаго-наки, откуда собственно и стартовали туристы. Расположена она в урочище Жолоб, и в настоящее время сюда легко доехать из Майкопа по хорошей асфальтовой дороге (кроме последних 3-4 километров, где асфальт сменяет щебенка). Всего год назад на месте старой турбазы была построена современная гостиница. В 2,5 км от нее выше по дороге расположен КПП заповедника, куда мы и отправились  утром следующего дня. Здесь мы получили информацию о маршруте, приобрели карту. Помимо регистрации, граждане, входящие на территорию заповедника, оплачивают пребывание в нем: 150 руб. в день. Вся процедура заняла совсем немного времени, на прощание нас проинструктировали о правилах поведения (не разводить костры, не собирать растения, мусор оставлять в специально отведенных местах…), и вот мы уже в пути.

        241335.jpg

     Тропа идет вдоль края так называемой куэсты — «(от исп. cuesta — откос, склон горы) — возвышенность в виде гряды с асимметричными склонами — пологим, совпадающим с углом падения пластов, и крутым, срезающим пласты. К. возникают при моноклинальном залегания неоднородных по составу пород» Толковый географический словарь. Название у этой гряды очень поэтичное — Каменное Море. Со смотровых площадок открывается захватывающий вид на вздымающиеся плавными валами поросшие лесом горные хребты.

     1024570.jpg

     Плато привлекает много туристов и просто любителей активно отдохнуть в выходные, поэтому прямо от КПП начинается маркированный несложный однодневный маршрут по красивым альпийским лугам. Вдоль тропы установлены стенды с информацией о растительном и животном мире, геологической истории, водных ресурсах, правилах поведения в горах и т.п., в специально оборудованных для отдыха местах можно удобно расположиться на обед, для сбора мусора установлены контейнеры.

        1482999.jpg

         1582919.jpg

     Но вскоре пути расходятся: наша тропа начинает плавный подъем к перевалу Абадзешский (2043 м). Первый день, как это обычно бывает в незнакомых краях, стал очень ярким и запоминающимся, мы привыкали к новому месту, знакомились с  его обитателями, много снимали. Проходя по плато, мы все время ловили себя на мысли о том, как оно похоже на наш родной Шахяйлаг или на горные плато Монгольского Алтая…

      4974741.jpg

    Мы шли целый день, обгоняя и встречая на своем пути большое количество туристов, группы с детьми, мы общались и помогали друг другу сориентироваться, желали доброй дороги, легких рюкзаков и хорошей погоды. Наконец, к вечеру выйдя к озеру Псенодах, мы расположились лагерем у подножия горы Пшеха-су, а рядом возвышались стены г.Оштен.

          7537488.jpg

     Время заката в горах особенное: все вокруг готовится к ночи, утихает птичий гомон и жужжание насекомых, какая-то особенно глубокая, ощутимая тишина опускается на окрестности, умиротворяет и расслабляет, обостряет чувства. Ты вдруг понимаешь, что можно расслабиться и оглянуться вокруг спокойно, внимательно, увидеть как красиво все вокруг, как гармонично. Звуки и краски сплетаются в единый венок, образуя неповторимый пейзаж, а ты — в центре всей этой красоты, и тебе дозволено прикоснуться к этому великолепию!

        1869239.jpg

     Нас двое. Горы, берег озера, лишь журчащий неподалеку ручей, впадающий в озеро, нарушает тишину, да тихое шипение примуса. Сейчас самое время поделиться впечатлениями, подвести итоги. И самый первый итог: да, действительно, мы не прогадали в том, что решили приехать сюда.

        604344.jpg

     В свете угасающего дня листаем отснятые кадры, как много информации мы получили сегодня! Не только, глядя по сторонам, но и благодаря многочисленным информационным стендам. Так, мы читаем, что заповедник был учрежден в 1924 г., пережил тяжелые времена Великой Отечественной, разгром заповедной системы в СССР в 1951, период безвластия в восьмидесятые. Но с конца прошлого века начинается период возрождения, в 1999 г. в числе особо охраняемых природных территорий объект «Западный Кавказ» был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО наряду с такими памятниками природы как Ниагарский водопад, Большой Барьерный риф, Килиманджаро, Гранд Каньон и озеро Байкал.

      5015522.jpg

     В заповеднике представлены все горные пояса — от горно-лесного до субальпийского. Разнообразен растительный мир — свыше 500 видов, здесь сосредоточено большое количество эндемичных (120 видов), реликтовых и исчезающих видов, 87  краснокнижных видов растений, обитает свыше 80 видов птиц, богат и животный мир: медведи, лисы, горные зубры, серны, туры, благородные олени, кабаны, косули. Мы, правда, за сегодняшний день повидали только мышек да лягушек. Вот и о нашем озере информация: это самое крупное из около 20 озер нагорья Лаго-Наки, ледниково-карстового происхождения, питается за счет нескольких ручев и подземных ключей. Все озеро мелководно, за исключением карстовой воронки глубиной свыше трех метров, откуда происходит поглощение воды в недра горного массива.

       946133.jpg

     Следующий день начался с подъема на перевал Фишт-Оштенский (2210 м). Здесь, как и во многих других местах Кавказа, во времена Великой Отечественной войны шли тяжелые бои. Только в районе седловины перевала установлено несколько памятников защитникам перевала, а сколько их еще пришлось нам повстречать в пути…

        8848557.jpg

     На перевале мы разделились: один из нас отправился к вершине Оштена, а у другой, оставшейся с рюкзаками, наконец-то появилось время спокойно, не торопясь поснимать фото и видео. Александр, включив GPS, поднялся на гребень горы и прошел траверсом до места, где установлен тригопункт. Задача разведки маршрута на Оштен, как одного из вариантов несложного восхождения была выполнена.

        2151073.jpg

Поляна приюта Фишт в понедельник.

     Уже к вечеру мы спустились к приюту Фишт, очень популярному и известному среди туристов. Это — как перекресток самых оживленных туристских троп. Куда бы вы ни шли в этом районе, вы обязательно пройдете через приют. Два домика, несколько беседок, туалеты, контейнер для мусора, мостик — вот и вся «инфраструктура». Остальное — палаточный городок. В некоторых местах для установки палаток сделаны деревянные настилы. С десяток палаток стоят стационарно, в них принимают туристов, идущих по нынешнему аналогу 30-го маршрута. На прогалинах среди высокой травы установлены простейшие деревянные столы и лавки, а вокруг — место для 5-10 палаток. И таких «микрополянок» — с десяток или больше.

     Сам приют расположен на берегу реки Белой (в километре-полутора выше по ущелью — ее исток), большая поляна окружена красивым лесом: буки, ели, тис, березы. Вокруг — горы. Прямо над приютом высится красавец Фишт, чуть поодаль — Оштен и склоны Пшеха-су. Когда мы спустились к приюту, был вечер субботы, и вся поляна гудела от гомона десятков людей, которые что-то делали: варили, общались, ставили палатки, набирали воду в реке, пели под гитару, мыли посуду, стирали, фотографировали и фотографировались, знакомились и просто отдыхали на траве… Перейдя мостик, мы даже приостановились, растерявшись от того, сколько здесь людей, но потом Саше приглянулась одна компания (как потом он объяснил, его внимание привлекли два седых мужчины, выглядевших людьми не случайными в горах) и мы решительно направились к ним, чтобы расспросить, как тут все обустроено. Нас тут же пригласили поставить палатку на свободное место и присоединиться к чаепитию за столом, что мы с удовольствием и сделали. До поздней ночи мы общались с нашими новыми соседями. В основном они оказались жителями Краснодара и края. Многие не в первый раз здесь, приходят, чтобы подняться на Фишт или просто пройти несколько дней маршрутом, или привести своих друзей и родственников, детей.

        8610148.jpg

Вид на приют Фишт с перевала, справа — гора Фишт

     Особенно людно на поляне приюта бывает в выходные. Наши соседи как раз накануне нашего прихода вернулись с восхождения на Фишт. Мы тщательно расспрашиваем их, чтобы примерно представить, что нас ожидает… К ночи поляна немного утихает, но всю ночь то там, то сям возникают островки неугомонных, неспящих, баламутящих, иногда даже кто-то не выдерживает и начинает отчитывать особо расшумевшихся. Если учесть, что многим с утра предстоит выход на вершину или в дальнейший путь, то можно их понять…

     К вечеру воскресенья поляна практически опустела. Но сарафанная почта сработала: вечером к нам подошли двое и сказали: «Мы слышали, вы собираетесь завтра идти на Фишт? Можно мы присоединимся к вам?» После непродолжительной беседы один решает остаться в лагере, а второй — отправиться с нами. Не прошло и получаса, как на мостике появились двое молодых ребят с рюкзаками, которые совершенно уверенно направились к нашей палатке. Сбросив рюкзаки, они поздоровались и сказали, что незадолго до этого встретили на тропе людей, которые сказали им, что мы собираемся подняться на Фишт. Если мы не возражаем, они хотели бы  пойти с нами…

     5 утра. Но утро еще не наступило. В темноте мелькают блики налобных фонарей, слышны негромкие разговоры, сопутствующие сборам на маршрут. Группы одна за другой покидают поляну. С первым светом уходим впятером и мы. Тропа хорошо набита, но в предрассветных  сумерках надо двигаться аккуратно, чтобы не подвернуть ногу на камнях и корнях деревьев — ведь ноги еще не совсем проснулись…  Вскоре солнышко уже освещает наш путь по тропе через альпийский луг, утопающий в цветах и утренней росе. Тропа привела нас под скальные стены. Здесь  мы должны воспользоваться веревкой, закрепленной за скальную проушину. Несложное лазание по хорошим зацепам с использованием веревки,- и первый бастион преодолен. Мы продолжаем наш путь по широким каменным полкам и плитам иногда звенящим под ногами словно колокол… Это —  карстовые полости. Массив горы Фишт славится своими пещерами. Вода размывает скальные склоны, образуя причудливые формы.

        2926470.jpg

        5666055.jpg

     Наш путь промаркирован пирамидками из камней — турами. Однако, иногда этих рукотворных ориентиров слишком много и, вероятность сбиться с пути все же есть, одно утешение, что наш путь записывается на GPS, поэтому возвращаться будет проще, даже если опустится туман. Спасибо  нашим добрым знакомым — предыдущим восходителям за подробное описание пути. Всегда приятно ощущение этого великого горного братства. Наконец, подходим к леднику, полого спускающемуся от скал, образующих вершину горы.  Здесь нас подстерегают опасные трещины и разломы. Как мы потом узнали, вернувшись в лагерь, в этот же день одиночка-восходитель провалился в трещину, но ему очень повезло — удалось выбраться без посторонней помощи.

        3748631.jpg

     Стараясь быть предельно собранными, мы преодолеваем все ледяные трудности и выходим на скалы, а затем и на гребень горы, ведущий к вершине. Здесь уже полегче идти, несмотря на шквалистый холодный ветер несущий клочки облаков прямо через гребень, да и близость вершины подстегивает.

          2667876.jpg

Слева: на предвершинном гребне.  Справа: вид на ледник с предвершинного гребня.

     Массивный металлический красный крест венчает высшую точку горы. Накрепко вбетонированный, он поразил нас своими размерами и монолитностью… Интересно, как же несли его сюда люди? Что сподвигло их на это? 

 

       9885417.jpg

     Вершина… Далеко внизу хорошо видны палатки приюта Фишт, на три стороны горизонта вздымается череда покрытых зеленым бархатным лесным покрывалом хребтов, растворяющихся в сине-сизой дымке… Все! Мгновение осознания счастья свершившегося — как щелчок затвора на фотокамере. Мы уходим вниз, — и со спуском начинается маршрут к осуществлению нашей мечты.

           8599512.jpg

     А мечта наша — о том, чтобы следующим летом провести здесь восхождение для пар — молодых и пожилых, разных национальностей, разных конфессий. В нынешнем пылающем мире (как впрочем, и во все времена) семья — это та клеточка общества, с которой надо начинать делать мир добрее, терпимее, мудрее. Для многонационального Кавказа, где проживает много национальностей и так много смешанных семей, это особенно актуально. И пусть даже на первых порах наша «Вершина для двоих» не получит большого резонанса, но для ее участников, и это нами уже проверено,  она обязательно станет значимым событием, которое  они будут помнить, о котором они расскажут своим детям, друзьям и знакомым. И, может быть, через несколько лет мы увидим целое движение «Вершина для двоих», когда пары из разных уголков мира будут собираться в каком-нибудь очередном горном регионе и совершать совместное восхождение, демонстрируя всему миру свою толерантность и добрую волю, понимание и взаимопомощь. И это будет прекрасный образец народной дипломатии. Согласитесь, для этого  стоит потрудиться.

          3389951.jpg