ИЗ ИСТОРИИ ГОРНОГО СПОРТИВНОГО ТУРИЗМА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Опубликовано в журнале «YOL»  #5(65), 2017

img065-01

Часть Третья. Заключительная

На перевале Курушском начинался третий – заключительный этап нашего маршрута. Нам  оставалось пройти 3 перевала,  из которых два были еще никем не пройдены: Тихицар  (3А к.тр.)  и Цал(3А*-3Б  к.тр.), соединяет двух этих драконов перевал МАИ, 2Б,  далее планировался спуск по гребню отрога или траверс Главного Кавказского хребта от перевала Цал до перевала Вахчаг и спуск с него в самый высокогорный аул на Кавказе –Куруш. (2560 метров над уровнем моря).

Кямиль Энверович Ахмедханов (член ЦМКК — центральной маршрутно-квалификационной комиссии, специалист-консультант по Восточному Кавказу) в рекомендациях по маршруту написал, чтобы в каньон Рагданчая  и вообще в каньоны рек мы не спускались, а если уж решим спускаться на север в дагестанскую сторону, то использовали бы для спуска либо гребни северных  отрогов,  либо перевал Вахчаг.  Мне было известно о труднодоступности каньонов северной экспозиции, да и вообще каньонов, расположенных в  верхней части отрогов Главного Кавказского хребта.   Однако, при личной встрече в Чегеме  Кямиль Энверович  еще раз обратил внимание на опасности спуска в кажущиеся «такими простыми» в верховьях ущелья  и напомнил об опасностях грозы при высокогорных траверсах.

Память работает очень выборочно,  поэтому, чтобы  восстановить события тех дней, лучше прибегнуть к помощи фотографий и еще лучше — походного дневника. Но все равно, главное лежит там, внутри… Вдруг блеснет улыбка твоего давно ушедшего в мир иной друга  или всплывет фраза, или  просто  — словно в замедленном  кино   появляются кадры давно прошедших событий.

Было утро, которое  я совершенно не помню. Обращаясь за помощью к сухим техническим  описаниям, вновь и вновь убеждаюсь, что память не возвращает пережитого в тот солнечный осенний день. Вероятно, высокая концентрация эмоций, и   физическое напряжение предыдущего дня растворили  в памяти контрастные грани событий. Это был добрый, приятный день в кругу друзей с ощущением хорошо сделанной важной работы — просто один из многих счастливых дней жизни, выпавших на нашу долю.    А много ли мы воообще в состоянии вспомнить дней и событий 26 летней давности?   В соответствии с планом, мы спустились под перевал Курушский к  истокам реки Арагакам. Здесь встретили АбдулГусейна  Мамедова с ребятами. Пили много чая, пытаясь насытить обезвоженный организм,   и  вспоминали, заново переживая,  события последних  дней.

 К середине дня не спеша поднялись на седловину перевала Курушский  (или Гаранлыг, высота 3129м, 1А). Гаранлыг — местное название перевала, под этим именем он и вошел в классификатор спортивных  перевалов. Категорию 1А ему присвоили  за крутой черный сланцевый  20-ти метровый   предперевальный взлет с востока. Если  в седле  едешь, то крутовато, лучше спешиться  и провести лошадь в поводу, а дальше — опять набитая тропа. (А сейчас на перевале дом построили для пограничников российских, и вниз до селения Куруш 12 километров проложена автомобильная дорога. Кстати, надо сказать, что пройти через перевал теперь невозможно. Пересекать государственную границу можно только через специальные пропускные пункты. Если вдруг заблудился в тумане и сбился с маршрута, — будешь нести ответственность как нарушитель государственной границы).

Седловина  перевала Курушский  —     место очень непростое,- много  чего происходило тут у перевального тура — пирамиды,  сложенной из черных камней… Прошли здесь  в далекие времена монгольские тумены Субедея багатура  и Джебе нойона, купцы вели караваны, паломники, посещавшие святые пиры Еренляр и Шалбуз, шептали молитвы, укрывшись среди камней от пронизывающего перевального ветра.   Перевал этот — скотоперегонный, он издавна использовался местными жителями  для связей  между аулами Азербайджана и Дагестана. В Хыналыге и Куруше рассказывают легенды о старцах-мудрецах, усилием воли передвигавших гигантские валуны… Святые места — пиры  под стенами Шахдага и Шалбуздага до сих пор являются местами паломничества.

Вот и мы через Курушский–Гаранлыг перевалили тогда в Дагестан. Азербайджанские горы остались за спиной. Справа вздымались отвесные красные стены Ярудага,  Шалбуздаг обособленно возвышался впереди, а влево уходил Главный Кавказский хребет  с высочайшим в этом регионе массивом Базардюзю (4466 м). Наше внимание привлекал, конечно, именно он. Мы планировали проложить свой маршрут через его самую высокую часть. Нашей целью было преодоление белого, сияющего в лучах полуденного солнца, ледника Тихицар, изрезанного ледяными трещинами, с  ледопадом,  сераками (ледяные пики и зубцы на поверхности ледников, образующиеся в результате неравномерного таяния и обрушения глыб на ледопадах)  и бергшрундом (глубокая и широкая трещина на поле ледника, возникающая за счет напряжений внутри ледяного массива) под самой седловиной  перевала.

С перевала Курушского мы прошли по тропе вниз совсем немного  и стали забирать по травянистым склонам влево траверсом, стараясь не терять высоту. Мы словно осторожно подбирались к хвосту большого белого дракона. И совсем скоро остановились на широкой, утыканной желтыми мохнатыми кочками-ирокезами террасе. Отсюда дракон был виден весь во всей своей красе. Здесь  мы поставили лагерь, благо,  рядом в глубокой промоине струился маленький ручеек. В сентярьскую сушь  в наших горах  ручеек был роскошью. День этот назывался в дневнике полудневка.

img066-01

На следующее утро мы начали подход под Тихицар. Спустились к языку ледника и по правой береговой морене (каменные отложения, образованные принесенными ледником камнями при его движении), а затем  и по самомỳ открытому  леднику  поднялись на плато под ледопадом. Здесь, на морене подготовили места под палатки и  поставили лагерь.  Погода немного хмурилась, однако по плану у нас была подготовка  к завтрашнему штурму перевала, а это означало, что надо было как можно дальше и выше закрепить веревки для подъема по ледопаду. До вечера мы успели провесить около 120 метров, после чего уставшие спустились в лагерь…

Ночь была спокойной  и холодной –такой, как и должна быть ночь перед штурмом на леднике. Утром солнышко встретило нас уже на ледовом склоне на провешенных заранее перилах  с жумарами в руках (жумар — приспособление для подъема по закрепленной веревке).

img071-01

Преодоление ледопада — всегда захватывающее и запоминающееся событие – самый лакомый кусочек горного спортивного туристского маршрута. Здесь в полной мере демонстрируется командная и индивидуальная техника  участников похода. Здесь становится ясным, насколько правильным был тактический план.  И именно здесь ледник  может вдруг  показать свой непредсказуемый характер: разорвать склон бездонным, невидимым снизу бергшрундом или предательски рухнувшим снежным мостом. Но это и есть настоящий спортивный маршрут, прохождение которого оцениваешь в первую очередь ты сам. Это — тот самый момент, когда на этом склоне твои товарищи становятся главными в твоей судьбе. И ты счастлив,  что она подарила тебе именно этих людей, в это время и в этом месте…

img090-01

 Такие мысли, должно быть, крутились в моей голове при преодолении последнего бергшрунда под перевалом. Уж очень широко был разорван бергом склон в тот сентябрь… Потом — еще веревка перил по крутому фирну, и вот она — вожделенная  седловина — перевал Тихицар(3А, 4237 м), разделяющий Дагестан и Азербайджан  через отрог Главного Кавказского хребта, из верховьев реки Салдизвац в верховья реки Ятагдере.  Погода была замечательной – теплой   и безветреной. Мы пили чай и обедали на перевале Тихицар 25 сентября 1991 года.

img106-01

img094-01

 А дальше нас ожидал загадочный  перевал МАИ – информацию и описание этого перевала мы нашли  только в альманахе «Ветер Странствий». Сведения о прохождениии перевала были только зимние, сейчас же стоял самый сухой  и бесснежный месяц — сентябрь…  По логике проложенного маршрута от Тихицара до перевала МАИ было недалеко и хребет смотрелся здесь совсем несложным. За что же лыжники оценили его в 2Б- категорию, предполагающую, как минимум, провешивания перил и  использования попеременной страховки с помощью веревки?

 Если  проследить по карте линию государственной границы между Азербаджанской республикой и Российской федерацией, то можно заметить, что до массива горы Базардюзю она проходит по Главному Кавказскому  (или как его еще называют Главному  Водораздельному хребту  ГВХ). Кстати «водораздельным» хребет называется потому, что от самого своего начала  — горы Казбек 5047 метров  до самого конца — возвышенности под названием Ильхидаг недалеко от города Сумгаит, хребет не пересекает ни одна река. То есть, реки северной экспозиции текут на север, а южной  — на юг.

От горы Базардюзю, 4466 метров – высшей точки Азербаджана и Дагестана ГВХ поворачивает на юг. И именно на этом «повороте» — между вершинами Базардюзю Главная и Базардюзю Южная находится седловина перевала МАИ.   А линия государственной  границы продолжается по отрогу массива горы Базардюзю через вершины Базардюзю Центральная(4301м) и Восточная(3952м) на северо-восток.   Далее — через седловину перевала Курушский (Гаранлыг) и по Ярудагскому  хребту, по реке Самур и — до берега Каспийского моря.

img086-01

Вечером этого дня мы сделали разведку дальнейшего маршрута. Крутые подвижные сланцевые осыпи совершенно измотали разведчиков. Черные блестящие склоны были похожи на гигантские терриконы. Утром мы дружно тропили по склону вверх к вероятной седловине, сильно похожей на расположенные рядом. Какая-то из них, без сомнения, была перевалом МАИ.  Тура мы нигде не обнаружили, поэтому сложили свой  и оставили в нем записку.  Перевал МАИ находится в Главном Кавказском хребте и соединяет верховья  левых истоков реки Ятагдаре и верховья реки Генишчай. Высота перевала 4150 метров.  Спуск  вниз в ущелье был похож на каменистое русло широкой реки под углом, кажется, более 45 градусов. Но такой осыпи не бывает в природе! — скажет искушенный читатель. Однако  мы встретили именно такую необычную форму препятствия, — удивительное залегание различных видов осыпей с камнями от крупных,  величиной с ягненка,   средних, с апельсин и до совсем мелких, как фасоль, — очень подвижное,  текучее как жидкая масса образование на обширном крутом склоне. При спуске по такой осыпи ноги постепенно проваливались по колено, а то и глубже в подвижный каменный поток. Крупные камни вверху словно подсекали спускающегося и завязшего, при этом весь участок склона приходил в движение, а тяжелый рюкзак не давал ни малейшей возможности высвободиться из струящихся каменных лап. Ко всему прочему еще добавлялось то, что по верху этой каменной ползущей трясины иногда летели камни. Один из них перебил застежку на рюкзаке Славы Филиппова… Облачка пыли вдали обозначали места ударов камней… Это горные козлы, поднимаясь под скалами гребня, спускали на нас «чемоданы» (так в среде горных туристов и альпинистов называют большие камни, летящие обычно по склону примерно как чемодан по эскалатору ).

Длина этого препятствия была более километра по вертикали…

img092-01

После мы долго отдыхали у речки под прикрытием  скального гребешка на дне ущелья. Интересно, как мог выглядеть этот склон зимой, со снежными застругами и карнизами? Конечно, крутизна и жесткий снег требовали  применения технических приемов для  преодоления сложного снежного рельефа.  Вот так может изменяться состояние маршрута в зависимости от времени года, наличия снежного покрова. Соответственно, техника и тактика преодоления такого склона также, могут сильно отличаться. Потому при классифицировании нового перевала требуется, чтобы его прошли не менее трех групп  и оценили его сложность в различные сезоны: летом, зимой и в межсезонье – весной или осенью, когда погода особенно неустойчива. Для таких перевалов  в классификаторе рядом с указанием категории трудности ставится звездочка – это означает, что перевал может стать на полкатегории сложнее, а две звезды, что перевал не рекомендуется для прохождения из-за  опасности в определенное время года. Три звездочки — перевал объективно опасен — хотя зачем же тогда его планировать для прохождения?

 Информацию о таких перевалах должна анализировать маршрутная комиссия региона, когда она готовит рекомендации по прохождению заявленного группой маршрута. Наша республиканская МКК (маршрутно-квалификационная комиссия) в те времена имела право выдавать разрешения на походы до третьей категории трудности по горному туризму, и мы уже мечтали о 4-й. Специальная треугольная печать Азербаджанской Республиканской Федерации туризма  с номером региона и семизначным шифром — видами спортивного туризма, где  цифрами от 0 до 5 обозначали, что данная МКК имеет право выпуска максимум до указанной в шифре категории трудности. На нашей печати среди прочих нулей были две тройки: по горному и пешеходному туризму и двойка по водному, для увеличения этих цифр нужны были более пяти мастеров или кандидатов в мастера спорта с руководством  прохождения высших категорий. Этому предшествовала, конечно, большая кропотливая работа Азербайджанской федерации туризма по подготовке общественных туристских кадров, требующая многолетнего опыта  хождения в горах и специалистов, умеющих работать не только с бумагами. Мы не успели…

Название перевала Цал переводится с лезгинского языка как «стена» (из книги  Генриха Иосифовича Анохина «Восточный Кавказ»).  До сегодняшнего дня никто не прошел перевал Цал, 3Б от травы до травы (понятие «от травы до травы» на жаргоне спортивных туристов означает «из одного ущелья через перевал в другое»).  С 1952 года, начиная с экспедиции Г.И.Анохина, все группы, проходившие седловину перевала траверсом Главного Водораздельного хребта, смотрели на стены  и, вероятно, мечтали о его сквозном прохождении. По информации Г.И.Анохина, следующим перевалом после Цала через ГВХ за безымянной  вершиной 3545 м  лежит седловина перевала Несен (3А)…Следует напомнить, что ныне сквозное прохождение всех перевалов через ГВХ невозможно из-за государственной границы.

img055-01

Весь следующий день после спуска с перевала МАИ был потрачен на поиски подхода к перевалу Цал. Группа разведки спустилась по реке Гениш чай до каньона который был оценен как непроходимый. Мы назвали его «Гара» за его черноту и наше настроение. Варианты траверса крутых сланцевых бортов ущелья тоже  были объективно опасны…  Из походного дневника: «27.09 …Странно, ни в книге Анохина, ни в «Ветре странствий » о каньоне информации нет. Только у лыжников на схеме  маленький каньон с правого притока Гениш чая. Планируем завтра двигаться вверх по правому притоку…»

Если вам когда-нибудь захочется преодолеть Главный Кавказский хребет через перевалы Цал и Несен  в бесснежное время,  знайте, это — объективно опасное путешествие… Сыпучие сланцевые щетки, вертикальные стены из  конгломератов, осыпающиеся при прикосновении ботинка. Невозможность использования веревки из-за отсутствия точек закрепления. Не забьешь крюк, не забьешь и специально заготовленный репер (мы несли с собой алюминивые заостренные толстостенные репера) Все рассыпается, веревка режется об острые, как нож, сланцевые щетки. Мы лезли пять часов, а может и больше, не снимая рюкзаков. Их просто негде было снять… крутизна этих рассыпающихся при каждом движении стенок  не давала расслабиться ни на мгновенье.  Я молился… Камни летели сверху и не хотелось провожать их глазами и видеть, куда они летят… Потом была седловина перевала. Перевального тура с запиской мы не нашли, но судя по описанию в книге Г.И. Анохина, это был перевал Несен, как и Цал 3А. Мы сделали разведку на седловину Цала, — тура там тоже не было…

Дальше был траверс к первалу Вахчаг и спуск в селение Куруш…

Совершенный поход показал, что в регионе Азербайджанские горы Восточного Кавказа и на стыке с Южным Дагестаном возможно проведение сложных горных походов. Благоприятные климатические условия позволяют продлить сезон походов: с мая по сентябрь-первую половину октября. Устойчивая погода в январе-феврале открывает также большие возможности для зимних горных походов.

img056-01

Азербайджанские горы имеют удобные, относительно непродолжительные подъезды. Перевалы Азербайджана в основном односторонние, по характеру очень похожи на перевалы Памиро-Алая. Из характерных особенностей, прямо влияющих на сложность перевалов региона, необходимо отметить:

  • каньоны, особенно труднопроходимые при подъеме;
  • сложные скалы из непрочных сланцевых пород, на которых крайне трудно, а часто и практически невозможно организовать страховку (навеска перил, движение в связках), что требует хорошей скальной подготовки каждого участника, а индивидуальная техника имеет преобладающее значение;
  • высокая камнеопасность скального рельефа (непрочные, легкоразрушаемые сланцевые породы).

Сложные перевалы в основном имеют спортивное значение. Они часто располагаются в массивах высотой 3800-4200 м между отдельными вершинами, на которые возможны восхождения.

img087-01

Группой пройден маршрут, соответствующий требованиям горного похода V кат. сложности. Протяженность маршрута — 162 км. Пройдено 9 перевалов:

  • пер. Салават, 1А;
  • пер. Доккузул, 2Б — первопрохождение;
  • пер. Кабаш, н/к;
  • пер. Дюзюрт (1А), в «Перечне» отсутствует, ранее известен под названием Шахдагский восточный;
  • пер. 850-летия Низами Гянджеви, 3А, первопрохождение, в «Перечне» отсутствует, ранее, при разведке, условно назван Шахдагский Западный. В зависимости от снежно-ледовой обстановки 2Б-3А к.сл.;
  • пер. Куруш (Курушский, Гаранлыг), 1А;
  • пер. Тихицар, 3А — первопрохождение с севера. В «Перечне» отсутствует;
  • пер. МАИ, 2Б;
  • пер. Несен Сев., 2Б (3А), сведений о прохождении нет, в «Перечне» отсутствует + траверс ГКХ + пер. Вахчаг.2А (связка перевалов соответствует 2Б к.тр.).

По указанным перевалам МКК Азербайджана направила материалы в ЦМКК для внесения изменений и дополнений в «Перечень высокогорных классифицированных перевалов».

В походе уточнялась схема района, произведена разведка перевалов: Кызылкая Центр. (1А-1Б), Кызылкая Сев. (2Б), Яру (1Б-2А), Ятах-Карачай (1Б-2А) и др. Несмотря на изменение завершающей части маршрута, цель похода была достигнута. План похода в основном выполнен, принимаемые тактические и технические решения были правильными, что позволило обеспечить безопасное прохождение маршрута.

«Азербайджан всегда рад принять друзей, и его горы ждут горных туристов всего мира!» Это была последняя фраза в нашем отчете о первой и пока единственной горной пятерке в горах Азербайджана…

С тех пор прошло 26 лет. Продолжение следует???

img052-01