ИЗ ИСТОРИИ ГОРНОГО СПОРТИВНОГО ТУРИЗМА В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Опубликовано в журнале «YOL» #3(63)2017

 

a46-1

Вероятно, для кого-то это будет совершенно неожиданной новостью, но оказывается туризм -это  еще и спорт…

Совсем недавно, лет  26 тому назад,  14-го  сентября мы приехали в селение Вандам. Нас было шестеро: два мастера спорта, один кандидат в мастера спорта и  перворазрядники —  команда горных туристов (горников) Азербайджанского  республиканского совета по туризму и экскурсиям, сборная команда Азербайджана. Вытащили из багажника красного Икаруса тяжеленные рюкзаки (в начале похода обычно вес рюкзаков на горных маршрутах 5-6 категории бывал  от 25 до 35 кг) и медленно  пошли к речке. По дороге   надо было еще обязательно зайти на почту, чтобы отправить телеграмму в Контрольно-спасательную службу  Азербайджанского республиканского  совета по туризму. Эта телеграмма служила официальным подтверждением нашего выхода на маршрут.  Еще  через два часа мы поставили палатки на травянистой  террасе  реки Вандам чай. И было утро, и был вечер… День первый.

a46-13

Тут, вероятно,наступило время рассказать о предыстории этого похода. А сначала вообще о спортивном или,  как еще его называли, самодеятельном туризме в СССР. Тогда туризм был разделен примерно так же как и сейчас на туризм плановый и самодеятельный или спортивный. Организацией туризма-отдыха в те далекие времена плотно занимались профсоюзы. Труженики могли приобретать путевки, большую часть стоимости которых оплачивали профсоюзы, и ехать на турбазу или отправляться в поход по туристическим маршрутам, предлагаемым туристическими  бюро. А могли труженики и сами ходить в походы по самостоятельно разработанным маршрутам. В этом случае  для помощи и контроля самостоятельным туристам были утверждены Правила спортивных походов на территории СССР.   В правилах этих были подробно расписаны виды туризма (тогда их было семь: горный, водный, пешеходный, лыжный, вело, авто-мото и спелео) Для пущего контроля и безопасности существовала контрольно-спасательная служба- КСС. И хотя штат у КСС нашей республики, например,  был всего три человека, но зато служба располагала  и авто транспортом и спасательным фондом (специального снаряжения и спас.инвентаря).   И вообще, предполагалось, что в случае ЧП спасательные работы должны были проводить общественники-активисты,  опытные спортсмены-туристы  под руководством штатных работников КСС. И хоть и не хочется о печальном, но система эта работала, хотя успеть в случае аварии быстро добраться до места было практически невозможно — не было оперативной связи. Рациии не полагались, а мобильников тогда просто не существовало… Все по Ильфу и Петрову: » Спасение утопающих -дело рук самих утопающих».

a46-2

Переправа через реку Вандамчай

В общем и целом,»туризм спортивный» состоящий из семи видов, был спортом экстемалов частично за деньги профсоюзов и, конечно, и за свой счет. Разряды и звания присваивались за пройденные в походах маршруты (в качестве участника или руководителя), с наборами всяких препятствий и сложностей. Например, в горах это были высокогорные перевалы и траверсы, в лесах — отдаленность  и непроходимость дебрей и переправ через реки, в сплаве по рекам — пороги, в авто-мото — преодоление горных,лесных и др. непроезжих пространств, а в спелео — многодневные лазания по пещерам. Все наборы препятствий должны были быть предварительно запланированы, «увязаны» в маршрут похода и  утверждены для прохождения маршрутной квалификационной  комиссией — МКК. Ну, а затем успешно преодолены или пройдены группой-командой.  И на основаниии подтверждающих отчетов и фото туристам присваивались разряды и звания. Всего категорий сложности было 6, но уже за руководство 5-кой присваивалось звание мастера спорта. Правда, дойти до руководства вожделенной «пятеркой» было совсем не просто…  Ведь кроме спортивных умений и кондиций надо было еще и фотографировать, писать отчеты по утвержденной форме, заполнять кучу различных документов — разрешающих, подтверждающих… И немаловажно отметить, что главные люди —  «разрешающие-утверждающие» находились в Москве… И письма и все документы-бумажки посылались по почте, увы, не электронной…

a46-3

Верховья реки Кудиалчай

Короче, все было долго, фотоаппарат был чаще всего «Смена 8 м», столь любимый всеми туристами СССР за легкий вес, простоту использования и безотказность, или «Зенит» (но он был тяжелее и капризнее, зато и качество фото давал лучше). Особая проблема была с картами и схемами… Чтобы заявиться на серьезный спортивный маршрут, надо было обязательно предоставить в МКК подробную информацию о технике и тактике прохождения. А карты  с хорошим разрешением  были практически недоступны: в Советском Союзе, все, что было связано с точной навигацией, считалось секретным  и предназначалось только для служебного пользования. Так что, спортивные туристы вынужденно становились и топографами и фотографами и художниками (потому что схемы и кроки приходилось рисовать самим). Предварительно, готовя заявку на прохождение маршрута, делать разведки чтобы фотографировать и рисовать. В общем, ходить перед походом в поход!

День второй. Ущелье реки Вандамчай. Было туманное утро и долгие сборы первого походного дня. Мы еще раз уточняли распределение груза по рюкзакам. Вот краткая выписка из маршрутной книжки: продукты 0,8 кг в день на человека(это сухой вес без упаковки), в реальности 0,9 или 1кг умножаем на 6 участников и на количество дней — 23,  итого — 138кг, групповое снаряжение — примерно 6-7 кг на участника  итого — 42 кг, личное снаряжение не более 10 кг (включает с себя в основном страховочное снаряжение: система обвязки, карабины спусковое устройство, кошки для преодоления ледников, защитная каска, ледоруб и еще много всяких мелочей), еще были, конечно, личные вещи. В итоге выходной вес рюкзака составлял на участника примерно  от 30 до 40 кг.

Итак, мы медленно начали подход под наш первый  и самый несложный перевал Салават, 1А категория сложности, 2915 метров над уровнем мирового океана… Из походного дневника:     «Конная тропа по руслу реки и переправы по камням, подъем серпантином крутизна 15-макс.20°, травянистый склон, бивак — на зеленом гребне, вода — в роднике у коша… За день пройдено около 12 км, а набор высоты составил более 1100 метров.К 7 вечера на лагерь  опустился или поднялся туман… Фраза дня: Да на такой тропе даже «абсолютный  зеленый чудак» и то не блуканет… (не потеряет ориентировки)…» Мастера и разрядники в этот день потеряли тропу в тумане минимум раза два-три. Уж очень был густой туман или сложный рельеф на подходе к перевалу 1А .

     И было утро и был день и был вечер… День второй.

Спортивный горный туризм а Азербаджане как и любое общественное спортивное движение имел свою историю развития.  Горные туристы занимались в спортивных секциях на заводах и фабриках, в спортивных клубах вузов и сузов  в школах и профтехучилищах. Только в Баку было около 50-ти секций и как минимум в десяти активно занимались горным туризмом. Еще горники были в Сумгаите , но там они были с альпинистским уклоном ( но был там даже свой, сумгаитский мастер спорта Бобряшов) Развитие горного туризма в Азербаджане в восьмидесятые годы прошлого века было динамичным. За десяток лет с 80-го до 91-го азербаджанские горники смогли подняться с традиционных «единичек»-«двоечек» «по местам революционной и трудовой славы советского народа»  до «пятерок».  Сложные походы тогда не принято было «патриотичить». В Азербайджанском Республиканском Совете по туризму и экскурсиям работал отдел самодеятельного туризма, был открыт даже Республиканский Спортивно-Туристкий клуб, проводились туристские спортивные экспедиции, соревнования по технике и тактике, шла подготовка туристских общественных кадров (готовили инструкторов по видам туризма и руководителей походов).  А в Баку работал Бакинский туристский клуб. В 7 микрорайоне  (может кто-то и вспомнит…) Это были годы, когда на всесоюзных соревнованиях  по горному туризму сборная команда республики  стабильно стала занимать места в середине итоговых протоколов,  оставляя позади соседей и команды республик из Средней Азии. Но большой нашей мечтой было подготовить и пройти маршрут 5 категории на территории республики — в наших родных горах.

Рефреном звучали для нас слова из песни В.В. Высоцкого:»… Ведь это наши горы -Они помогут нам!»

a46-5

Группа на перевале Салават

День третий. Перевал Салават,1А 2915 м.   Из напутственных слов мастера спорта по пешеходному туризму , директора Бакинского туристкого клуба до 1985 года, Газанфара Кара оглы Дуньямалиева:» Это Салават не просто так называют… Этот перевал, как саван похоронный,  когда снегом засыпан…   Помни об этом.»  Но сентябрь в наших горах  еще как правило бесснежный… Так что, тропа через зеленую широкую седловину выводит на спуск к старому кладбищу  и ржавому  осадкометру (видимо когда-то, кто-то снимал тут показания…). А вот тема старинных кладбищ в труднодоступных местах всегда заставляет задуматься. Ведь это реальное подтверждение того, что когда-то здесь  высоко в горах жили люди. И довольно длительные периоды.  Загадочна история освоения гор человеком… Что заставляло жить в таких суровых условиях? Войны,  эпидемии, лихолетье?.. А может, люди были стражами перевалов  или пограничниками?

Спуск по ущелью реки, в обход  сланцевых прижимов каньона на слияние рек Кудиалчай и Мукуздаре , впереди — селение Хыналыг.

     И было утро и был вечер — день третий.

Конечно в 1991 году селение Хыналыг было совсем другим… Далеким и труднодостижимым. Вело сюда две дороги (верхняя  — по горам через Сусай и нижняя — по ущелью реки Кудиалчай через Джек).  В плохую погоду обе становились труднопроходимыми(проезжими). В особом почете были водители УАЗов и ГАЗ-66-х, ездить  старались  несколькими машинами, подстраховывая друг друга на сложных переправах и крутых осыпных серпантинах.В нескольких местах в глубоких каньонах Кудиалчая валялись ржавые остовы машин…

День четвертый.  17 сентября 1991года. Весь этот день занял изнурительный подъем — подход  под перевал Кызыл Кая -Доккузул,2Б*, 3550м. Особенным было то, что перевал до нас еще  никто не проходил, на языке горников, это называется «Первопроходом». Набор высоты в этот день составил 1260 метров. Было солнечно и сухо. Подъем по кулуару с тяжелыми рюкзаками мы закончили только к вечеру. Сейчас этот кулуар очень популярен среди восходителей на вершину Гейдар Алиев зирвеси. Бивак поставили в цирке, окруженном вершинами. Их названия (справа налево): Кызыл Кая Главная, Кызыл Кая Центральная Доккузул,  далее — седловина перевала Кызылкая-Доккузул, вершина Гейдар Алиев зирвеси (Кызыл Кая западная )и замыкает АтаТюрк зирвеси.

a46-4

Каньон на спуске с перевала Кызыл Кая- Доккузул

И было утро и был вечер, день четвертый…

Погода в тот день баловала нас ярким солнышком и сильным прохладным (если не сказать холодным)ветром. Наш лагерь был разбит совсем недалеко от седловины перевала. Я поднялся туда на последних минутах заката и, замерзая,  долго смотрел на путь предполагаемого спуска — на север. Крутой сцементированный морозом  осыпной склон через сотню метров заканчивался сумеречным узилищем… Именно туда  мы и планировали спуститься, — оттуда и начиналась главная техническая часть маршрута, за которую этому перевалу должны были присвоить категорию 2Б или 3А. (Всего категорий сложности горных перевалов семь: н/к, 1А , 1Б, 2А,2Б,3А,3Б… по мере усложнения  изменяется необходимость применения технических и тактических приемов для преодоления, проще: если н/к -это простая тропа или дорога через хребет, то 3А и 3Б это почти вертикальная снежно-ледовая или скальная стена, преодоление которой требует применения специального альпинистского снаряжения и разработки тактического плана безопасного прохождения). Идея совершить первопрохождение перевала через (или правильнее сказать: сквозь) скальный массив горы Кызыл Кая -Доккузул родилась не случайно.  Совершая сложные походы на Центральном Кавказе и Памире, мы мечтали о по- настоящему сложных экстремальных перевалах в родных горах, где азербайджанские горники могли готовиться к сложнейшим походам. Туда, где стены уходят в небеса и прохождение длится по нескольку дней. Таким образом, родные горы становились отличной школой  по отработке приемов техники и тактики  для выхода на всесоюзный  уровень.

a46-6

Вид на седловину перевала Кызыл-кая-Доккузул с юга

a46-11

Вид на перевал Кызыл-кая — Доккузул из каньона с северной стороны

Перевал Кызыл Кая-Доккузул при относительно несложном подходе с юга (по скально-осыпному  кулуару) при спуске на север представлял собой сложнейший для прохождения каньон-кулуар. Почти весь путь предполагаемого спуска проходил в узком и крутом каньоне, в котором местами лежали остатки снега и льда  и струилась вода. Сужения  были завалены огромными каменными пробками-валунами размером в несколько десятков метров… Такие места планировалось  преодолевались при помощи веревки, причем, как правило такие участки были нависающими, и спускающийся с тяжелым рюкзаком скользил по веревке не касаясь стен и вращаясь в струях ледяного душа…

a46-9 a46-10

Моменты спуска по стенам каньона Кызыл кая-Доккузул

Естественно, у читателя возникает вопрос: откуда мы знали о каньоне и каменных пробках-валунах. Дело в том, что для заявки прохождения этого перевала мне нужны были фото, подтверждающие логичность и предполагаемую сложность, так что пришлось проводить разведку с севера …

      День пятый. В этот день Господь был к нам особенно  милостив…

С первыми лучами солнца мы вышли на седловину перевала, преодолев 200 метров по подвижной осыпи. Сложили перевальный тур и оставили в нем записку о прохождении перевала. Выписка из походного дневника от 18.09.91: «Спуск по крутой конгломеративной смерзшейся осыпи…выходы льда крутизной до35°, далее — простые скалы. Участок простреливается камнепадами  с обех сторон… Прохождение каньона: три «дюльфера»(дюльфер — способ спуска по веревке,- в те времена спуск по веревке называли «дюльфер», хотя использовали, как правило уже более современные  спусковые устройства «восьмерка «или ее аналоги) 20метров и два по 25 метров, крутизна 80-90°  и более…Точки закрепления веревки — на петлях, 3-й на скальных крючьях. Далее выход в левую сторону  есть места для бивака (площадки под палатку)».

a46-7

Начало спуска в каньон Кызыл кая- Доккузул

Мы спускались уже около пяти часов, сумрачные стены каньона нависали над нами как развалины сказочных замков, по зализанным снегом и водой скальным полкам катились камни. Прохождение этого участка требовало максимального внимания и осторожности… Ко всем прелестям преодоления сложного рельефа добавился еще и кратковременный дождь с градом.  Конечно, все ждали конца этим испытаниям,  давно уже прошло время обеда с чаем… Наконец  узилище начало расширяться. Солнышко осветило наш  путь, здесь можно было бы даже поставить палатки на уютной зеленой террасе. Место было очень похоже на окончание каньона, куда я приходил фотографировать  маршрут снизу при подготовке заявочных материалов… Стены словно расступались, еще час и мы спустимся к Гарабулагу — запланированному месту ночевки. Площадки у Гарабулага -традиционное место привала или бивака в ущелье реки Кусарчай —  уютное и очень живописное. Вода здесь удивительно вкусная и не замерзает даже в самые лютые морозы.

a46-8

Спуск к Гарабулагу

Благостно расслабившись, мы сняли страховочные системы и смаркировали  веревки… Однако, уже через полсотни метров стены каньона вновь сузились. Все наши  надежды на скорый отдых и горячий чай оказались напрасными. Еще более трех часов напряженной внимательной работы. Дальнейшее прохождение: еще 3 дюльфера по валунам под струями водопадного «душа». 1-й — 30 метров, 2-й и 3-й — по 25 м. Только к вечеру мы спустились к заветным площадкам у Гарабулага… Надо ли говорить, какой там был вкусный чай… Наши друзья специально приехали из Баку чтобы поддержать нас на маршруте. Это был удивительный вечер. А впереди оставалась еще основная часть нашего похода из девяти перевалов было пройдено только два…

a46-22

На фото — участники похода, слева направо: Шепелев С., Мурсагулов Н., Наджафов А., Мамедов Э., Спиридонов В., Филиппов В.