Опубликовано в журнале «YOL» #6(54), 2015

a41-18

     Первый раз я попал в Сванетию в 1976 году в составе группы спортивных туристов Азербайджанского института физкультуры. Бакинский горком комсомола совместно с республиканским спортивным обществом Буревестник организовал для студентов бакинских ВУЗов  спортивный горный поход по местам боевой славы на Центральном Кавказе.  Несколько групп различными маршрутами прошли походы через высокогорные перевалы Центрального Кавказа, где в 1942-43 годах шли ожесточенные  бои.  Фашисты рвались к бакинской нефти. Вооруженные до зубов, специально подготовленные горные дивизии пытались прорваться через Главный Кавказский хребет. О боях на Кавказе все мы читали, видели фильмы, а на перевалах находили оставшиеся гильзы и осколки снарядов, ржавое военное искореженное железо — реальные свидетельства происходившего. Собирали эти раритеты для музеев боевой славы… Тогда мы гордились тем, что делаем.

a41-13

     Мы поднимались на перевал Донгуз Орун туманным сырым утром. Хорошо запомнился крутой снежный склон… Идти с тяжелым рюкзаком, выбивая ступени в жестком снегу, страхуясь ледорубом, было  непросто. Невольно вспоминалось военное время, и это придавало сил. Ведь через этот перевал прошли сотни людей, отступая из занятой немцами Кабардино-Балкарии в Грузию. Эвакуировали военное оборудование, промышленные предприятия и их персонал с семьями, перегоняли скотину. Руководили отступлением альпинисты  и местные проводники-сваны, они вели людей, которые никогда не занимались альпинизмом, в основном это были люди преклонного возраста, дети, женщины… А затем перевалы превращались в крепости… В общем, как все мы знаем, тогда фашистская  Дивизия Эдельвейс через перевалы Центрального Кавказа так и не прошла.

a41-11

Ну, а мы прошли… Оставили записку в туре на перевале, как полагается,  и спустились в Сванетию, в Накру.

 

     Потом было солнечное утро, легендарные сванские  башни, ухабистая горная дорога вдоль ревущей Ингури (Энгури, как называют ее сами сваны), – мы ехали на открытом грузовике, крепко держась за деревянные борта. Над нами высились крутые горные склоны, поросшие лесом, а из-под колес срывались камни и долго летели вниз, в пропасть, к белой свирепой воде…Это была легендарная для всех альпинистов земля — Сванетия – родина великого Чхумлиана (Михаила) Хергиани, скалолаза и альпиниста, получившего уникальный титул: «Тигр скал».

a41-5

     Потом мне выпала еще одна встреча со Сванетией. Свой пятый этап  альпинисткой подготовки в 1984 году мне довелось завершать в альплагере «Зесхо»,  и эта поездка тоже хорошо мне запомнилась.  Начальником альплагеря был тогда знаменитый альпинист из команды Хергиани — Джокия Гугава. Из его личных запасов достались моему напарнику по связке горные ботинки-трикони 48 размера — на складе такого размера вообще не было… Мы в отделении шутили: «Там, где прошли ботинки начальника, остается в горах дорога!».

a41-23

        Е.Н. А мое знакомство со Сванетий состоялось в 1979 году, когда я, тогда еще новичок в альпинизме, приехала в первый для себя альпинистский лагерь «Айлама». Запомнилась бесконечно долгая дорога в маленьком автобусике, забитом альпинистами. Рано утром мы выехали из Кутаиси, куда спортсмены, получившие путевки в «Айламу» и «Зесхо», съезжались из всех уголков Советского Союза. Дорога заняла почти весь день, мы все передружились, познакомились с инструкторами, несколько раз останавливались поесть в небольших деревушках, а к воротам лагеря подъезжали уже в сумерках, совершенно ошалевшие от окружающих пейзажей и бесконечных виражей разбитой грунтовки, вьющейся над пропастями. Запомнились прекрасные заснеженные вершины, немногословные, но гостеприимные местные жители, женщины, одетые в черное, мужчины, внешностью и горделивой осанкой  напоминавшие индейцев из популярных в те годы фильмов о Чингачгуке и Виннету…   

a41-14

     Зима 2014 года  на Кавказе выдалась бесснежной, популярные горнолыжные курорты Грузии Бакуриани и Гудаури стояли почти без снега.  Горнолыжный  сезон стремительно завершался, и лишь Местию засыпàл снег.  А в Азербайджане уже пришла весна, с ней — Новруз и много выходных. Вот так и распорядилась судьба нам вновь встретиться со Сванетией спустя десятилетия.

a41-24

     В Зугдиди уже вовсю цвели персики, абрикосы, магнолии, но наш путь лежал вверх по долине Ингури — к Местии, где на  горнолыжной  трассе Хацвали лежал вожделенный снег. В придорожном ресторане, у Ингурского водохранилища  наша маршрутка остановилась, чтобы пассажиры могли перекусить, выпить кофе. Компания пожилых людей,  сидевшая за соседним столом пригласила меня разделить с ними по обычаю «хлеб-соль». На столе появился грузинский аналог «хлеб-соли» — бутыль грузинской чачи. «За память великого  альпиниста и человека Миши Хергиани, за горы, за мир на Кавказе!» Не поднять за сказанное налитый до краев бокал было нельзя… Садясь в маршрутку,  один из новых знакомых напутствовал: «Меня Шамиль зовут, я — альпинист. Когда будешь в Накре, обязательно заходи. Мой дом всякий покажет…» Спасибо, батоно Шамиль, обязательно зайду… Жаль только, что не смогу уже повторить тот свой студеческий маршрут через перевал Донгузорун, -теперь из России в Грузию пройти через перевал спортивному туристу невозможно: разные страны, государственная граница… Легче получить разрешение  на восхождения в Непале или Андах…

     От грустных мыслей об этом меня отвлекает дорога. Невольно сравниваешь, как было «тогда» и сейчас. Бетонная дорога то и дело ныряет в многочисленные тоннели, которые следуют буквально один за другим, крутые виражи, бесконечный серпантин, на обочинах — целые белые горы, накануне шел снег. Вновь «выныриваем»  из очередного тоннеля в яркое солнечное утро и вдруг замечаем, что растительность уже сменилась, и дорогу обрамляют  живописные заснеженные кавказские ели.

a-41-1

     Дорога в горах — это жизнь… Чем она более проезжая, тем эта жизнь легче для горцев, тем быстрее развивается туристский бизнес, хотя и нагрузка на горную природу возрастает… Но это уже больше зависит от культуры природопользования. Будешь бережно относится к родной природе, — приедут туристы и путешественники. Не раз и не два, и другим посоветуют. Не сбережешь красоту, самобытность, историческое наследие, — останешься без туристов, а значит, и без денег… Дорога эта, построенная во времена правления в Грузии Михаила Саакашвили нас откровенно порадовала своим качеством и долговечностью… За окном проносились знакомые, почти забытые названия  сел: Хаиши, Накра, Жабеши, Бечо, у дороги стояли башни и церкви — скоро Местия столица Сванетии — горного региона, уникального не только для Каваза, но и достаточно известного во всем мире.

a41-7

 

       Еще Страбон, древнегреческий историк и ученый, оставил описание этой местности и ее обитателей в своих трудах. Он писал о том, что сваны считаются самыми отважными воинами не только в Грузии. История этого края удивительная и героическая. Когда-то очень давно, устав от непрерывных набегов и порабощений, народ этот ушел в горы, предпочтя жизнь суровую, но свободную.  Когда-то Сванетия могла выставить двухсоттысячную армию, но сами сваны никогда не вели захватнических войн. А названия сванские  сохранились, говорят,  по всему Центральному Кавказу…

a41-4

     Существует две Сванетии – Верхняя и Нижняя. Так вот, Верхняя – это которая со столицей Местией и несколькими общинами, в которые объединялись соседние села, всегда была свободной, никто ее никогда не смог завоевать. Здесь не было крепостного права. Управляли своей страной сваны сами. С давних времен в этих горных областях существовал институт общинно-родовых отношений(теми). Он представлял своеобразную форму демократического управления. Совершеннолетние члены общины (теми) решали все избирая на общем собрании главу общины — Махвиши. Избранный выделялся особой мудростью,  справедливостью и душевной чистотой. Споры и тяжбы решал он согласуясь с древними обычаями и христианской –православной верой… В мирное время он был судьей, а в военное возглавлял рать. Для решения особо важных вопросов созывался набат — общий сбор общины, съезд Хеви, где все вопросы решались общим голосованием.

a41-20

     Последний такой сбор был созван в 1875 году в связи с установлением правления России на Кавказе. Тогда единогласно было принято решение не подчиняться новому правительству. Две тысячи сванов перекрыли все горные дороги и тропы, ведущие в Сванетию. Но обманом и хитростью все же войска были введены, и в 1876 году в селении Халде ими была устроена жестокая бойня, в течение 6 дней было расстреляно около 11 башен, в которых укрывалось небольшое количество сванских воинов, сожжены все деревянные постройки, уничтожены посевы.

a41-17

 

     Вообще-то сваны народ очень верующий… В всяком случае, так это для путешественников  видится. Много храмов и церквей  в селах,  и не разрушенных или закрытых, а действующих… Звонят колокола  в дни церковных праздников, проходя у храма, крестятся люди – не напоказ, – скромно… В домах — иконы и книги церковные,  обязательно икона Божьей Матери и Иисуса  и Святой Георгий наиболее почитаемый… Кресты  православные установлены на вершинах  горных отрогов и  по ночам освещены.

     Но древностью, еще более седой историей  веет здесь… До сей поры соблюдают сваны свои адаты.  Многие и поныне живут в домах, построенных предками. И новые дома строят, согласуясь с обычаями и традициями. Башни  средневековые, самым молодым из которых по 200 лет,  стоят, словно свечи, над селами. Из черного речного камня и елей кавказских выстроены крепко. Нет в мире аналогов сванским башням. Да и назначение у них весьма своеобразное. Каждый род имел свою башню, не только как оборонительную от внешнего врага, но и как убежище на случай кровной вражды.

a41-16

     Из всех народов Кавказа именно сваны отличаются своим институтом кровной мести. В самые мрачные годы  кровная вражда  уносила по несколько сот человек в год, выкашивая население почище эпидемии. Рассказывают, что  порой годами воевали кровники, пустели поля и огороды, некому было собирать урожай  Сотни родов исчезли с лица Сванетии в результате местной вендетты. К несчастью,  и по сей день кровная вражда не забыта, хотя и сошла почти на нет…

a-41-3

     Суровый климат гор научил людей трудолюбию и основательности во всем… Но за видимой суровостью живет в людях доброта и гостеприимство, уважение глубокое к гостю и путнику… Чтут люди здесь честь и достоинство и слова произнесенные… В сванском языке нет ругательсв, потому что не прощают здесь слов оскорбительных.

a41-21

      Сегодня в Местии сохранилось более 300 башен и около 100 традиционных домов (мачуби). А Ушгули — высокогорное селение, находящееся в 45 км вверх по течению Ингури объявлено объектом всемирного наследия Юнеско. Это самое высокогорное селение в Европе.

a41-15

     Местия — административный центр Сванетии в последние годы значительно преобразилась. Центральные улицы вымощены речным камнем, кованные украшения на воротах из дерева. Многие дома отреставрированы, новые выстроены с сохранением стиля. Красные черепичные крыши, подсветка,  много гостевых домов и маленьких семейных гостиниц, принимающих путешествеников.

a41-26

     В центре Местии на площади установлен бронзовый памятник самой любимой и почитаемой царице Тамар. Выполненный в оригинальном стиле, он сразу притягивает взор. Не похож памятник на привычные статуи-монументы, которые иногда расставляют как бы для галочки. И надпись необычная на грузинском языке под символами четырех основных мировых  религий: «Все мы — одной крови». По нынешним временам — призыв особенно актуальный.

a41-12

     Говорят, любила царица Тамара бывать в Сванетии. Приезжала летом в Ушгули в храм святой Ламарии. По одной из версий здесь, в храме, она и была тайно похоронена. Хотя достоверно место, где похоронена легендарная царица, по сей день неизвестно, но на Кавказе  не  только в Грузии, но и в Азербайджане, и в Ингушетии  и, кажется, чуть ли не в каждом красивом и труднодоступном горном ущелье то ли развалины древние, то ли скала неприступная носит название великой грузинской царицы, а местные жители утверждают, что якобы именно в их местах находится ее могила.

     Издавна славились своими изделиями сванские кузнецы и умельцы. Существует версия будто и легендарное золотое руно было из Сванетии. Баранью мохнатую шкуру клали в горный поток, и в густой шерсти застревал золотой песок. Изделия сванских ювелиров отличались изяществом и тонкой работой. Если доведется вам побывать в Местии, обязательно посетите историко-этнографический музей. Здесь собрана богатая экспозиция с очень красивыми и интересными экспонатами.

a41-10

     Нельзя не упоминать и еще об одной уникальной черте сванского народа. Ни у одного другого народа мира не существует традиции восхождений на горные вершины. Суровые условия жизни, охота, как часть повседневной жизни, постоянные рискованные перемещения в горной местности, сельскохозяйственная работа на крутых склонах, непрерывное тесное взаимодействие и взаимосвязь с горной природой привели к тому, что сваны прекрасно понимают и чувствуют мир гор, свободны и независимы.  Сильные и ловкие, они легко передвигаются по сложным скальным, снежным, ледовым и осыпным склонам. Отличная физическая форма, тонкая координация вкупе с мужественностью и отвагой делают чуть ли не каждого второго свана прирожденным восходителем. Альпинизм в крови этих горцев! Он издавна стал чуть ли не национальным видом спорта, а горовосходители издавна пользовались уважением окружающих. Существуют предания о том, что еще в 17 веке священник Иосиф Мохевец поднялся на вершину Мкинварцвери.

a41-25

     В период Советской власти альпинизм в Грузии переживает расцвет. В Тбилиси одним из первых в Советском Союзе создается альпинистский клуб, который организует массовые восхождения на высочайшие вершины Грузии: Казбек, Ушбу, Тетнульд…Один за другим создаются в горах альпинистские лагеря. Появляется целая плеяда выдающихся грузинских альпинистов, совершающих одно за другим уникальные восхождения в разных горных регионах страны.

a41-6

     Самым легендарным сванским восходителем, «лучшим альпинистом всех времен и народов» является, несомненно, Михаил Хергиани(1932-1969). Заслуженный мастер спорта СССР, трекратный чемпион СССР, он был очень популярен не только у нас в стране, но и за рубежом. Именно от самых известных британских альпинистов и скалолазов он получил свой уникальный, единственный в мире титул «Тигр скал» (похожий, тоже уникальный титул «Тигр снегов» был присвоен Норгею Тенсингу — шерпу, который вдвоем с новозеландцем Эдмундом Хиллари в 1953 году впервые взошел на высшую точку Земли — Эверест). Его восхождениями на самые неприступные вершины Альп восхищался весь альпинистский мир. Увы, во время одного из сложных скальных восхождений с напарником в Италии, в Доломитовых Альпах, он попал под камнепад и разбился о скалы, когда камни перебили страховочную веревку. Но память о Михаиле живет в Сванетии. Каждый сван знает это имя и произносит его с уважением. В Местии, в доме, где он жил, сейчас находится мемориальный музей. Мы были там дважды, почтив память этого замечательного человека.

a41-22

… Скоро должны были начаться соревнования по горнолыжному кроссу… Судейская бригада загодя готовила трассы. Участники приехали утром и разминались на склонах. Но что-то сломалось в на канатке. Недовольные горнолыжники потянулись к кафе, в ожидании начала. За соседним столиком расположилась команда из Латали. Их было человек десять –двенадцать. Я познакомился с одним из них,– вместе поднимались на канатке (тогда она еще работала). Медленно тянулось время ожидания и, честно говоря,  настроение  у всех, в связи с простоем было тоже не очень… И вдруг они запели – все разом громко и торжественно. Это был какой-то древний сванский гимн. В нем кажется упоминались названия самых величественных гор Сванетии — Ушба и Тетнульд, и башни Ушгули и стремительная Энгури и Местия и вся горная-гордая жизнь.  Суровая и полная достоинства и величия  как Вольная Сванети.a41-8

     Благодаря тому, что в Грузии большое внимание уделяется развитию туризма, эта страна с каждым годом становится все более популярной для азербайджанских туристов. Горнолыжные курорты и морское побережье, горы и долины, богатая история, гостеприимный народ, режим максимального благоприятствования и доступные цены, возможность совершать походы и альпинистские восхождения без всяких бюрократических справок и разрешений, делают Грузию привлекательной для горных спортсменов со всего мира. И Сванетию — небольшой горный регион на западе Грузии с каждым годом посещает все больше и больше туристов, альпинистов, горнолыжников.

a41-9

Конечно, никакие рассказы не заменят вам впечатлений от увиденного своими глазами. Поезжайте в Сванетию, это место не оставит вас равнодушными!

a41-2