Опубликовано в журнале «YOL» #5(47)2014

 

 

«Чем-то зовущим, неукротимо влекущим наполняется дух человеческий, когда он, преодолевая все трудности восходит к этим вершинам. И сами трудности, порою очень опасные, становятся лишь нужнейшими и желаннейшими ступенями, делаются только преодолением земных условностей…

Для вершинных подвигов лучших искателей истины требуется окружающее великолепие…Горы, горы! Что за магнетизм скрыт в вас! Какой символ спокойствия заключен в каждом сверкающем пике. Самые смелые легенды рождаются около гор. Самые человечные слова исходят на снежных высотах.»

Н.К.Рерих

 

 

 

9300603.jpg

 

 

      Все горы на земле красивы и необычны по-своему. Величие и грандиозность горных вершин заставляет бесконечно обращаться к их образам в памяти  и черпать энергию силы, желания и вдохновения… Точно так работают великие призведения искусства в нашем мозгу. Или в сердце? Короче,  в том  загадочном органе или месте, который именуется «душа». В обыденной жизни зачастую происходят удивительные и совершенно необъяснимые события, заставляющие  удивляться,  как  складывается мозаика фактов, какие причины  и почему лежат в основе следствий, приводящих к совершенно неожиданным результатам, чтобы вновь превратиться в причины и затем безо всякого осознанного и понятного объяснения исчезнуть миражом за далеким степным горизонтом… Раствориться словно и не было никогда этой волшебной страны в твоей жизни, словно приснилось все это тебе в сладких грезах, навеянных живописцами и фотохудожниками, избравшими изображение Божьего промысла  своей трудной и прекрасной профессией… Да так, что даже Сам Создатель, вероятно,  иногда остается доволен их произведениями… Ибо действительно: то, что совершенно, можно приписывать лишь одному Богу, а кому в руки вложить кисть или камеру  — это уж, извините,  Его дело…  Нам остается только черпать силы и пить вдохновение в Его творениях. И не забывать благодарить за данное и стараться по возможности поделиться,  дабы всем страждущим досталось…

 

8874727.jpg

 

      Все вышесказанное в полной мере можно отнести к Алтаю. Его труднодоступные вершины во все времена были окутаны шлейфом загадочности, мистики и святости. Земли эти, освоенные людьми с давних времен приютили много разных народов и верований. Здесь в разные  времена соседствовали шаманизм и ламаизм, несторианство и манихейство, ислам и тенгрианство… Племена, народы приходили и исчезали, менялись языки и письменность. Тайна оставалась. Даже сегодня у науки больше вопросов, чем ответов. «И  по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, – поэт узнавал все больше и больше интересного и полезного и про египетского Озириса, благостного бога и сына Неба и Земли, и про финикийского бога Фаммуза, и про Мардука, и даже про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике.»(М.Булгаков «Мастер и Маргарита») Не будем рисковать свернуть себе шею, забираясь в дебри…

 

 a38-3

 

     Следуя строгому языку географической науки, Алтай — горная страна, расположенная на стыке четырех государств: России, Казахстана, Китая и Монголии. Горная система начала формироваться в период т.н. байкальской складчатости в каледонскую эпоху (400-500 млн.лет назад), затем почти исчезла  под воздействием природных факторов, а позднее, в  кайнозое (ок.66 млн.лет назад), горы пережили новый период горообразования. Сегодня Алтайский и Катунский заповедники, а также плато Укок образуют объект всемирного наследия ЮНЕСКО, именуемый «Алтай — золотые горы».

 

      Нужно отметить, что исследования горных систем в отличие от полярных, например, исследований имеют совершенно иной смысл. Если открытия и изучение полярных областей — это расширение границ человеческого присутствия, то изучение гор — это скорее научное открытие  и описание мест, где в общем-то так или иначе люди обитают, заселяют подножия и долины рек, используют летние высокогорные пастбища, охотятся. Тем не менее, значение таких исследований так же велико и сопряжены они бывают с не меньшими сложностями. Кроме того, изучение этого величайшего в мире горного узла Памир-Алтай-Тибет-Гималаи всегда имело под собой еще одну тайную «подкладку» — борьбу крупных держав за распространение своего влияния, отсюда — засылка шпионов, замаскированных под исследователей или же выполнение исследователями параллельно еще и «госзаказа» от тайной канцелярии. Не удивительно поэтому, что часто власти изучаемых стран с большим недоверием относились к заграничным экспедициям, чинили им всяческие препятствия, а порой и жестоко наказывали разоблаченных. Хотя далеко не все экспедиции были «с двойным дном».

 

      Немалый вклад в изучение Центральной Азии  внесли экспедиции русских ученых: Пржевальского, Потанина, Обручева, Семенова, Грумм-Гржимайло и западных путешественников, в книгах которых можно найти ценные географические, исторические и этнографические сведения. Особого упоминания заслуживает целая плеяда исследователей Тибета. В 1-ой половине XIX века – это англичане: Т. Маннинг и В. Муркрофт; французские миссионеры Э. Гюк и Ж. Габе, немецкие путешественники братья Шлагинтвейт. Следует упомянуть американских геологов Р. Помпелли и А. Давида, немецкого геолога Ф. Рихтгофена, американского дипломата В. Рокхила, В 1860-е – 1890-е гг. по инициативе Геодезической службы Индии  в Тибет из Гималаев под видом паломников засылались специально обученные разведчики, так называемые «пандиты», занимавшиеся маршрутной съёмкой и др. инструментальными наблюдениями. Их работа внесла большой вклад в картографию Центральной Азии. Картами, составленными на основе съёмок «пандитов», пользовались и русские путешественники, в том числе Пржевальский.  Свен Гедин, выдающийся шведский путешественник  совершил в конце ХIХ — начале ХХ веков три путешествия по Тибету, которые принесли ему мировую славу.

 

         

      Исторически так сложилось, что об Алтае в Европе почти не было известно вплоть до ХVlll-ХlХ веков. Для известных путешественников того времени, совершавших многолетние экспедиции в заманчивые Гоби, Тибет, Гималаи, Тянь-Шань, эта горная система оставалась вне поля зрения. Таким образом, хотя к концу ХlХ началу ХХ веков были завершены крупнейшие исследования, большая территория на стыке нескольких стран оставалась Terra Incognita для остального мира.

      Так вышло, что изучение Алтайской горной системы в основном стало заслугой местных сибирских ученых,  имена которых, возможно, не так всемирно известны: Клеменца, Ядринцева, Сапожникова, Крылова, Обручева. И, несомненно, основная часть трудов по всесторонеему исследованию Алтая, принадлежит В.В.Сапожникову, совершившему в течение 1895-1911 гг. несколько обширных экспедиций  по российскому и монгольскому Алтаю. Этим ученым была проделана огромная работа по изучению, описанию и созданию карт. Ее результатами стали четыре объемные книги, которые по сегодняшний день не утратили своей ценности и информативности для ученых и туристов. Одним из самых важных открытий, сделанных ученым, стало открытие мощного современного  и еще более мощного древнего оледенения на Алтае.

 

9741650.jpg

Вершина Белая Ступа

      К одному из таких узлов современного оледенения, расположенному на стыке четырех государств, горному узлу Табын Богдо Ула, мы и отправились в ходе нашего путешествия по Монголии летом 2012 года. Дорога туда началась для нас из районного центра Баян-Ульгий, куда за 3 часа можно долететь местными авиалиниями из Улан-Батора или доехать по Чуйскому тракту и его продолжению в Монголии — из Бийска (Россия). Оттуда дорога займет около двух дней (более 700 км). Мы же доехали сюда на УАЗике из Улан-Батора, посещая многочисленные достопримечательности, за 15 дней.

 

5992768.jpg

Дорога к базовому лагерю

      Закупив продукты, получив разрешение на посещение погранзоны и подобрав в машину проводника, отправляемся дальше, в сторону гор. Наконец, посвятив в пути почти целый день исследованию огромной «галереи под открытым небом» — петроглифов, мы прибываем в точку старта нашей пешей части маршрута: кордону национального парка. Оплачиваем билеты (3000 тугриков — 2,5 доллара примерно), договариваемся о вьючной лошади и укладываемся спать в казахской юрте после плотного ужина, где нас угощали всякими национальными казахскими блюдами. В этих местах большинство населения — казахи. Это значительно облегчает нам общение с местными жителями и нашим проводником — Секаном, который почти не говорит по-русски, но значительно лучше понимает азербайджанский!

 

5354675.jpg

 

Установка казахской юрты

Из дневника: 27 июня, среда, день 17-й.

      Нужно заметить, что спать в казахской юрте оказалось менее уютно, чем в гэре, потому что она значительно выше, и в ней холоднее. Но все же лучше, чем на ветру в палатке, тем более вечером громыхало немножко, да и собираться было удобнее со светом и в помещении. Короче, восьми долларов за ночлег не жалко :) .

 

8223402.jpg

 

Внутреннее убранство: слева — казахская юрта, справа — монгольский гэр.

    С утра погода прекрасная, нагрузили лошадь, простились с Энхэ [нашим шофером], взяли маленькие рюкзачки и – вперед, наконец-то пешком! Идем не торопясь, снимаем, общаемся. Наш проводник Секан – Чебурашка, как окрестил его Саша за смешную походку и наивное чебурашечье выражение лица, убегает вперед, нам же спешить незачем. По описанию до лагеря часов шесть ходьбы. Вот и идем, наслаждаясь видами. Живописная дорога ведет нас по альпийским лугам, уже много зелени (здесь лето только начинается, ведь мы уже высоко: стартовали утром с 2700 м), эдельвейсы, маки полярные… В одном месте пришлось переходить вброд речку, разлившуюся по долине множеством рукавов, некоторые из которых были довольно глубокими, а главное – холодными. Я по крайней мере за один заход все не прошла, перед последним рукавом попрыгала по камешкам, согревая ноги.

 

6075305.jpg

 

      Спустя 4,5 часа вышли на очередной холм и… ахнули! Бог мой, какая красота! Как фантастическая декорация во весь горизонт протянулась горная цепь из высоких белых гор, обрамленных лентами ледников, плавно стекающих рукавами, соединяющимися в один мощный ледник, который дает начало полноводной реке Цагаан Гол. Готовясь к экспедиции, мы прочитали много литературы о здешних местах, но действительность превосходит все ожидания! Перед нами величественная панорама суровых настоящих гор с высотами около 4 тыс. и  огромные ледники Александрова и Потанина, длина которых превышает 10 км! Я такого еще не видела! Из-за того, что сейчас уже не зима, снег на ледниках стаял, и на них отчетливо просматриваются продольные полосы из захватываемых при сползании вниз камней, падающих со скальных стенок. Все это делает визуальную иллюзию того, что ледники, как реки, стекают вниз, еще более реальной.

 

6865224.jpg

      Последнюю часть пути проходим вдоль высокого зеленого гребня, спускающегося к мощному валу боковой морены. Впереди прошел караван верблюдов и скрылся за поворотом. Подойдя, наконец, к базовому лагерю, видим, что верблюды уже разгружены и пасутся на лужайке, а несколько человек устанавливают палатки для большой группы туристов, которая должна подойти чуть позже. Они так же, как и мы, идут налегке.

 

                                                        9316808.jpg

 

      Мы тоже ставим свою палатку на уютной зеленой полянке. До вечера у нас есть время отправиться на ледник. Собираем фоторюкзак, одеваемся потеплее, берем кошки и уходим. Сначала вверх – поднимаемся на десяток метров на моренный вал и обалдеваем от вида сверху. Масштабы потрясают! Оказывается, что к леднику нам спускаться и спускаться, может быть метров сто по высоте придется сбрасывать по крутому каменистому склону!  Вниз – не вверх, спускаться-то несложно, но слегка беспокоит мысль о том, что на обратном пути сброшенную высоту придется опять набирать (мало мы сегодня ходили!)

 

      Наконец выбираемся на ледник и забываем обо всех этих мелочах! Ледник вблизи еще огромнее, он заполняет собой все пространство вокруг. Горы с ледника тоже смотрятся совсем по-другому. Справа высится черная пирамида Малчина (4050 м), на которую нам предстоит завтра совершить восхождение. Снега на Малчине почти нет, идти придется по крупным и средним осыпям. Правее Малчина притягивает взгляд огромная нависающая ледяная шапка вершины Куйтен. Идем перпендикулярно движению ледника. Вдали мы увидели очень красивую вершину (Белая Ступа) и нам очень бы хотелось подобраться к ней как можно поближе.

9741650.jpg

 

     Но дорогу нам преграждает мощный поток, несущийся в ледяном желобе. Очень красивый, но, увы, непреодолимый. Мы походили вдоль потока в поисках возможности перебраться, но так и не нашли узкого места… Наше разочарование от неудачи сметают напрочь закатные лучи солнца, создающие потрясающую игру красок на вершинах, леднике…

 

5089130.jpg

 

      В разгар заката приходится уходить, потому что подниматься высоко, а свет уходит, потом бродить по громадным валунам в темноте будет трудно. Да и собраться на завтрашнее восхождение нужно. Быстро поднимаемся, иногда делая остановки, стараясь отснять горящие закатными красками снежные вершины. По пути подбираю почти замерзшую бабочку и засовываю ее под ветрозащитку. Спустившись на поляну, отпускаю ее, отогревшуюся, на травку. Надеюсь, что я продлила хоть немного ее существование…

 

615598.jpg

 

      С вечером заметно холодает, вдоль моренного гребня с гор тянет пронизывающий ветер, быстро ужинаем, пьем чай, складываем рюкзаки на завтрашнее восхождение и – спать…»

 

      Надо сказать, что находясь в заграничных путешествиях, мы всегда берем с собой маленькие флажки Азербайджана и шапочки цвета нашего флага. Вот и в этот раз, установив в базовом лагере свою палатку, мы поставили рядом треногу с закрепленным на ней флажком. Который сразу же привлек внимание наших соседей. Несколько человек сначала стали обсуждать, чей же это флаг, но так и не придя к единому решению, обратились к нам с вопросом, флаг какой страны развевается рядом с нашей палаткой. К сожалению, оказалось, что никто из них (!) не знал о нашей стране, тем более о ее местоположении. Лишь одна молодая девушка из Сингапура радостно воскликнула: «О, Азербайджан! Евровидение 2012!» После чего пришлось проводить ликбез, показав несколько журналов «YOL», которые мы предусмотрительно носили с собой.

 

2692305.jpg

 

      Восхождение на Малчин в маленькой интернациональной группе, в которой с нами были: монгол, сингапурцы, немка, голландец и китаец сложилось очень удачно, погода позволила нам спокойно полюбоваться окрестностями с вершины.

 

619888.jpg

 

 

5242901.jpg

5598229.jpg

Снежная шапка горы Куйтен

6041755.jpg

      А полюбоваться было чем. К югу и юго-западу от нас простиралась бесконечная череда покрытых снегом горных хребтов, а к северу  от подножия вершины расположено легендарное плато Укок. Это — уже Россия. Граница проходит прямо по гребню через вершину Малчина. Плато это стало известно в недавние годы в связи со знаменитой находкой «алтайской принцессы» — хорошо сохранившейся женской мумии, найденной в курганном погребении пазырыкского периода (V-Ill вв.до н.э.) на плато Укок в 1993 году и вывезенной оттуда в музей в Новосибирске. Значительная часть алтайского населения очень недовольна тем, что погребенная женщина выставлена на всеобщее обозрение. Как утверждается, Ак Кадын (так называют ее местные жители) является хранительницей окрестных земель, и ее извлечение стало причиной многочисленных стихийных бедствий, обрушившихся на Алтай в последние два десятилетия. В августе 2014 г. старейшинами Алтайского края было даже принято решение о необходимости захоронить женщину на прежнем месте, но сотрудники музея в Горно-Алтайске, куда мумию перевезли в 2012 году, отказываются признать это решение правомочным. Вопрос остается открытым по сей день.

 

773239.jpg

      Мы же на следующий день с сожалением покидаем эти красивейшие места и отправляемся вниз по долине реки Цагаан-Гол (Белая река).  По пути подходим к собственно истоку реки — месту, где она мощным водопадом низвергается с ледника в долину. Если на леднике вода была кристально чистой, то проходя по толстому слою легко размываемого ледникового ила, она становится молочно-белой, откуда и название реки — Белая.

 

2645833.jpg

 

      Путь наш длиной около 20 километров до кордона нац.парка оказался настолько красив, что мы потратили на него весь световой день, делая множество остановок для съемок и просто для того, чтобы, сойдя с тропы, отдохнуть и насладиться видами, понаблюдать за резвящимися ячатами, большущими козлами, выясняющими, кто более крут, табунчиком пугливых монгольских лошадок… Столько жизни вокруг, столько красок!

 

6840949.jpg

 

      В пути нас ожидал еще один приятный сюрприз: короткий визит к бурятской семье, пасущей здесь на летних пастбищах большое стадо. Нас пригласили в юрту, угостили чаем и сыром…

 

    Из дневника: «…После чаепития мы уже совсем было собрались идти дальше, но увидели, что вся семья загоняет коз и барашков и как бы «нанизывает» их на натянутую на небольшой высоте веревку очень интересным способом: с обеих сторон натянутой веревки поочередно подводятся животные головами друг к другу и обматываются другой веревкой за шеи. И так – штук пятьдесят в ряд головами к головам стоит разноцветное зверье и блеет и мекает, вокруг пыль, крики, галдеж, блеянье, смех и беготня. Дети, совсем маленькие, тоже помогают… Догадываемся, что сейчас будет дойка, готовим камеры. И вот мама садится с подойником на маленькую скамеечку и начинает доить первую овцу, быстро-быстро, потом передвигается к следующей, к следующей… Процесс идет довольно бойко. Тут появляется белобрысая краснощекая малышка лет 5 с маленьким бидончиком и, присев рядом с овцами, тоже пытается нащупать вымя, чтобы подоить. Овцы брыкаются, молоко больше попадает мимо, но девчонка продолжает очень серьезно заниматься делом…»

 

4639440.jpg

      Глядя на девчонку, вспоминаем детей, встреченных нами однажды  у нас в горах на Шахяйлаге. Такие же краснощекие и совершенно белобрысые! Пока мы снимали дойку, откуда-то подошел пожилой бурят — дедушка этих очаровательных и очень непосредственных ребятишек.  Дедушка свободно говорит по-русски. Он — пенсионер, в прошлом  много лет работал шахтером с советскими специалистами. А теперь «поправляет здоровье » на высокогорной летовке. По его словам, жизнь в горах, в юрте — в заботах о скотине хорошо лечит от заработанного под землей ревматизма.

 

      Следующий день принес нам новую встречу с ледником, вернее, со следами, оставленными им в древности. Свой очередной лагерь мы устанавливаем у подножия горы Шивээт-Хаирхан. Здесь расположена одна из самых богатых в Монголии галерей петроглифов. Рисунки на темно-коричневой, словно отполированной, поверхности камней смотрятся очень эффектно. Своей гладкой поверхностью эти камни обязаны древнему леднику, когда-то давно сгладившему их своей ледяной массой. А потом климат потеплел, ледник отступил на десятки километров вверх в горы, предоставив людям разрисовывать отполированные им камни…

695933.jpg

 

      С каждым днем мы спускаемся все ниже, появляются первые лиственницы, меняется растительность и, наконец, прощальным аккордом в нашем путешествии открывается потрясающе красивое озеро Хотон нуур.  В яркий солнечный день с окрестных сопок вода в нем выглядит неправдоподобно бирюзовой. Берега обрамлены пологими горами, поросшими лиственничным лесом, за хребтом — уже Китай. Два незабываемых дня мы проводим в лагере на берегу озера, рыбачим, снимаем, ищем балбалы и петроглифы. Озеро и все вокруг выглядит особенно привлекательным, потому что с щемящей сердце грустью мы уже предчувствуем завершение путешествия. Увы, всему хорошему бывает конец… И в дождливый день (наверное, чтобы не так обидно было) УАЗик по древнему тракту, ведущему из Китая, увозит нас обратно в Баян-Ульгий, а мы не отрываем  взгляда от окружающих пейзажей, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти эти полюбившиеся нам места, куда мы обязательно когда-нибудь вернемся.

603509.jpg