Опубликовано в журнале «YOL» #2(20)2010 


Часть 1.

 

«… и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею…»

(Ветхий Завет)


     Пятница, 15 января 2009 года. А если вы из этих краев — то для вас 29 число месяца Мухаррам года 1431го. Впрочем, какая разница… Как мы в очередной раз убеждались в этот день, людям хватает всего нескольких лет, чтобы до неузнаваемости изменить облик некогда прекрасных мест. Изменить, конечно же, в худшую сторону. То, что по описанию в нашей книге «Путешествия по пустыне из Рияда» значилось как интересная заброшенная долина, меньше чем за полтора десятка лет превратилось в огромных масштабов карьер.      

 

   Белая пыль, оставшаяся от добычи камня, лежала на земле плотным слоем, и поднималась из-под колес густыми, как молоко, долго оседающими облаками. Разбитые колеи, вагончики, кучи песка и пыли – пожалуй, нам здесь ничего интересного не найти, как вдруг наше внимание привлекла одна из дорог, круто забиравшая вверх по склону и терявшаяся за холмом. Терять было нечего и мы рванули туда. Ненадолго остановившись, чтобы открыть шлагбаум с надписью на арабском (видимо что-то типа: «въезд всем, всегда, очень сильно запрещен»), мы продолжили движение по дороге вверх. Вскоре мы уже поднялись выше долины на широкое каменистое плато, дорога стала лучше, и машины побежали быстрее. Вокруг был типичный для этих мест лунный пейзаж с валунами, потрескавшейся от жары глиной – в такие моменты начинает казаться что даже будь мое зрение черно-белым, я бы мало что потерял. Дорога бежала на северо-восток и, по нашему представлению вскоре должна была вывести нас к магистральной трассе, по которой мы могли бы быстро вернуться в Рияд. Возвращаться через сугробы белой карьерной пыли никому особо не хотелось.

 

     Еще несколько сотен метров и мы увидели что на сегодня еще не все потеряно – небольшое шоссе отходило от дороги вправо а сама дорога круто заворачивала влево – точно в сторону магистрали. Правая же, круто шла вниз и, теряясь за поворотом, вела приблизительно в ту же долину, откуда мы только что вылезли, впрочем, гораздо выше злополучного карьера. Обсуждения были недолгими, и мы снова нырнули вниз.

 

     После недолгого спуска мы достигли дна вади. Близость карьера все еще чуствовалась — пыль, хотя и более тонким слоем, лежала на земле, асфальте и редких, борящихся за свою жизнь с вечным солнцем и ветрами, деревьях и кустах. Дорога бежала вдоль дна вади, все дальше уводя нас от карьера. Через некоторое время пыль исчезла совсем, а у нас появилась надежда, что сегодняшний день еще не до конца потерян. Через минуту мы увидели то, что даже зимой в пустыне большая редкость — небольшое озерко пресной воды, видимо, оставшееся после прошедших несколько недель назад дождей. Было решено остановиться здесь, в тени небольшого дерева. Кто-то занялся костром, кто-то отправился искать окаменелости, которых (по словам уже упомянутой книги) здесь было множество, словом, все вдруг оказались «при деле». Я спустился ненадолго к озеру посмотреть не живет ли там кто, но не увидел никого кроме крупных редких головастиков. Близко подходить к озеру не хотелось потому что было уж очень грязно а обходить его с другой стороны где можно было подойти прямо к воде я поленился. И, как впоследствие оказалось, зря.

 

     Время текло неспешно, пока мы не услышали возглас Кена: — Смотрите, каких тварей я принес! В руке он держал пластиковую бутылку на треть заполненную мутной водой, в которой что-либо разглядеть не удавалось. Не прошло и минуты, как нашлась одноразовая тарелка, а все заинтересованные плотным кольцом обступили Кена, собиравшегося выпустить наружу, вернее, в свободное плавание по тарелке сидящих в бутылке «джиннов». Последние, впрочем, не торопились вылезать и по мере того, как вода выливалась в тарелку, наши нетерпение и интерес все возрастали. Впрочем, ждать пришлось недолго, и вскоре нашим глазам предстали…

 

Часть 2


Придумайте и нарисуйте несуществующее животное, а затем назовите его несуществующим именем.

(психологический тест)

 

     Страшно подумать что бы рассказал мне про мой внутренний мир психолог, рискни я изобразить на бумаге созданий, которые вывалились из бутылки и как ни в чем не бывало стали плавать в тарелке. Животные, которые с виду напомнили мне в озере головастиков, на самом деле таковыми не являлись, и при ближайшем рассмотрении вызывали как минимум удивление. Дело было даже не в том, что они были странными на вид – интересно было то, что нормальному человеку, даже с очень развитым воображением, трудно было бы придумать то, что увидели мы.

 

     Небольшие, длиной примерно 4-5 сантиметров, с круглым, покрытым панцирем, тельцем и длинным, раздвоенным на конце хвостом. В передней части тельца – три глаза. Да…. я не ошибся, именно три глаза. Плавая, эти создания частенько переворачивались на спину, и на нижней стороне брюшка можно было наблюдать огромное (сосчитать не получалось) количество мелких ножек. Все это находилось в беспорядочном, непрекращающемся движении, включая и переворачивания на спину. И я не знаю, что бы я подумал про находящийся неподалеку карьер и про это место (и про возможный состав воды в озерке, равно как и про окружающий радиационный фон), если бы полугодом ранее мне не посчастливилось, будучи в Днепропетровске, посетить довольно странное заведение – «Кошмариум» — выставку экзотических животных. Тогда, в небольшом стеклянном аквариуме нам показали таких же созданий, какие плавали теперь перед нами. И, если бы не потрясающие воображение факты и не талант экскурсовода «Кошмариума», они забылись бы, как множество экзотических тараканов, пауков и прочих «интересных» животных, представленных там.

 

 

 

     Но тогда, полгода назад, именно их я почему-то по счастливому совпадению выделил и вынес в памяти из этого посещения, и вот теперь передо мной в одноразовой тарелке плавали «настоящие» триопсы — которых единожды увидев и узнав, забыть становится просто невозможно.

 

Часть 3


«Само совершенство»

(из К/Ф «Пятый элемент»)

 

     Давным давно, примерно 230 млн лет назад на земле существовал единственный континент – Пангея, а растения еще не умели цвести. Начали появляться первые динозавры. Много времени прошло с тех пор, и животные и растения, населяющие нашу многострадальную планету сильно изменились. Из существовавших тогда видов до нас дошли лишь немногие виды растений и только один вид животных – триопсы.

 

     Название «триопс» происходит от греческого «трехглазый», ибо на верхней стороне панциря имеется три глаза. Впрочем, назначение одного глаза наукой еще точно не установлено, и среди ученых на этот счет имеются разные мнения. Например, существует мнение что функция этого глаза – отличать свет от темноты. Есть, вероятно, и другие мнения, точно же функцию «третьего глаза» выяснить пока не удалось. Про триопсов вообще очень много невыясненного, а то, что выяснено – удивительно! Например то, что на крошечном брюшке уместилось целых 70 (!!!) пар ног. И этими ногами «жаброногие» триопсы дышат!

 

     Триопсы активно перемещаются по водоему в поисках еды. Едят они все, что только удается найти и поймать, и даже, если ничего другого уже не осталось, – друг друга. Плавая, триопсы частенько переворачиваются на спину. Полагали, что это происходит от недостатка кислорода, но опыты показали, что это поведение абсолютно не меняется как в бедной, так и в обогащенной кислородом воде, поэтому секрет того, ПОЧЕМУ они это делают, пока остается секретом.

 

 

     Но самое удивительное все-таки даже не это. Удивительно то, как эти создания пережили сотни и тысячи других видов существ. Природа на самой заре эволюции создала вид, который оказался более жизнеспособным и лучше подготовленным к предстоящим сотням миллионам лет, чем большинство тех, кто появился впоследствии. Их не сломил ледниковый период, скорее всего, глобальное потепление они тоже с легкостью переживут. Можно смело утверждать, что на данный момент это самое совершенное создание с точки зрения выживания (разве что за исключением вирусов и бактерий). Механизмы, которыми природа снабдила триопсов, просты, надежны и математически обоснованны. Триопсы — водные животные, но живут только в свежей пресной воде. Такая вода появляется не везде, не всегда, и, как правило, ненадолго. В пустыне свежая пресная вода появляется зимой и некоторое время остается в виде довольно больших луж. Глинистая почва не дает воде быстро уйти в землю, а прохладный зимний воздух (температура в этих местах зимой обычно выше +25 по Цельсию) не позволяет воде слишком быстро испариться. Вот тогда-то мелкие триопсы вылупляются из своих цист и начинают быстро расти. Время их ограничено временем существования их водоема, миссия — проста – оставить после себя потомство в виде цист.

 

     Цисты смогут лежать десятилетиями. Обмена веществ в них практически не происходит и активируются они только, если появится свежая пресная вода (то есть, если снова пойдет дождь). Интересно, что даже в таком случае активирутся не все цисты – некоторые (по некоторым наблюдениям, их примерно половина от общего числа) проигнорируют дождь и будут ждать следующего раза. Ведь может так оказаться, что дождь будет несильный, осадков выпадет немного, и водоем пересохнет слишком быстро, не дав триопсам шанса оставить потомство, что неминуемо приведет к гибели популяции. Поэтому механизм «каждого второго» решает эту проблему и позволяет виду эффективно выживать. Проблема переохлаждения решается так же, как проблема высыхания. Более того, по наблюдениям ученых ,цисты даже лучше существуют в условиях холода, будучи замороженными.

 

 

     Интересно было бы проверить, как они реагируют на радиацию, однако, не удивлюсь, если они переносят ее так же хорошо, как холод и жару. Рожденные, чтобы выжить, приспособившиеся к непростым, меняющимся и непредсказуемым условиям окружающей среды, эти создания пережили динозавров, мамонтов, видели первые цветы, первых птиц, первых млекопитающих и первых людей. Совершенный, проверенный миллионами лет эволюции вид! Вид, о котором мало кто знает (хотя живут триопсы на всех континентах кроме антарктиды, да и там, наверное, просто еще плохо искали). Вид, о существовании которого нам ничего не говорили в школе. Вид, который в тысячи раз старше человека, и который, однако, нанес среде своего обитания несравненно меньший вред за всю историю своего существования…

 

     Приехав домой, мы еще раз прочитаем про этих удивительных животных. Окажется, что их даже специально разводят в аквариумах, и что это довольно просто. И мы решим обязательно вернуться на это место месяцем позже, чтобы собрать немного грунта со дна пруда, когда он окончательно пересохнет, и попробуем дома оживить спящие там цисты. Сейчас же мы просто стояли и наблюдали за одними из самых экзотических животных, которых только возможно себе представить. А они резвились в пруду. Для каждого из них день – это большой отрезок жизни, для всех них вместе взятых целая человеческая жизнь – как быстро промелькнувший кадр в кино. Странные и удивительные, такие простые и сложные одновременно, они завораживали, и остаток времени некоторые из нас посвятили наблюдению за ними и фотосъемке. …

 

 

     Горячая чашка с чаем приятно обжигает руки. Закатное солнце медленно садится, отражаясь в неприметном пруду у обочины дороги. Мимо прогрохотал тяжелый грузовик, видимо, возвращающийся с карьера. Раньше здесь не было ни этой дороги ни карьера. Всего за какие-то полтора десятка лет все сильно изменилось. Мы, люди, так много и бестолково меняем вокруг себя, сами при этом не желая меняться и считая себя венцом творения. Иногда начинает казаться, что в мозаике мира попался бракованный фрагмент. Он искажает, убивает и портит все что лежит рядом. В любом месте, куда Великий Архитектор пытается поставить его, нарушается гармония. Вместо того, чтобы органически вписаться в рисунок, этот фрагмент пытается изменить все вокруг себя, и всячески досаждает этим художнику. И никто не знает, надолго ли хватит терпения у Мастера прежде, чем он решит, что эта деталь – просто лишняя, и решит избавиться от нее, дабы не портить весь рисунок.

 

 

     Водная гладь пруда оставалась ровной как зеркало. Его обитатели ничем не выдавали себя. Их путь начался давно, и линия их существования уйдет в бесконечность, пронизывая время. Там, в мозаике мироздания, их место забронировано. А нам, людям «разумным», еще предстоит доказать, что мы достойны билета на поезд в будущее. И времени на это нам может не хватить…

Борис Наджафов

Фото: Диана Наджафова