В Королевство пришла весна, начало марта порадовало нас прекрасной погодой, которая держалась всю неделю, а в один из дней суровое небо даже послало несколько капель дождя на высохшую от ожидания пустыню. И мы поняли, что пустыня не выдержит и…. расцветет, а значит, пора ехать туда, где есть чему цвести — в Рауда Хорейм — потрясающий островок зелени между каменистыми равнинами и страной песчаных дюн. 

         Слухи об этом месте, однако, не сильно обнадеживали, поскольку не только у нас хорошие места быстро становятся частной собственностью. Впрочем, в Саудовской Аравии все принадлежит королю по определению… но мы все таки надеялись, что доберемся до оазиса в обход «надежной охраны» и «высокого забора». 

         Утренняя погода обещала прохладный день и три машины покинули спящий город Рияд, устремившись на северо-восток. Трассы в королевстве приличные, а по мелькающим в окне указателям вполне можно ориентироваться, — меньше чем через час сотня километров осталась позади, и мы смогли лицезреть ворота и «надежную охрану». Остров растительности среди пустыни был огорожен забором, который однако препятствовал проникновению внутрь только машин. В результате, покинутые машины стояли вдоль забора, а люди «просачивались» вглубь территории настолько,  насколько хватало сил и терпения пройти по песку с тем что взяли с собой и планировали «отнести подальше и там съесть». 

         Нам не особо хотелось присоединяться ко всему этому «празднику жизни», который  лично мне очень напоминал Набрань. К сожалению, я не ошибся в своих ощущениях: проехав несколько сот метров вдоль границы заповедника, мы поняли что многие местные отдыхающие подобны таким же «свинтусам» разных национальностей, которые ведут себя одинаково во многих странах мира, превращая популярные места отдыха а-ля Набрань в зловонную свалку объедков, упаковок и других следов их жизнедеятельности — сказочный оазис стараниями этих нелюдей безобразно загажен. И тут нам стала очевидна мудрость распорядившихся огородить заповедник от машин — на своем горбу ленивый народ не сможет унести так много и так далеко, как если бы они были на машине, таким образом, ущерб, наносимый природе, хотя бы уменьшается в несколько раз. 

         Останавливаться здесь особо не хотелось, и мы продолжили движение по дороге вдоль границы. По мере продвижения вперед количество машин и людей постепенно уменьшалось пропорционально ухудшению качества дороги,  километра через три они стали попадаться совсем редко, причем, исключительно внедорожники. Ограда, обозначающая границу заповедника к тому моменту несколько раз сворачивала влево, приближая нас к огромным дюнам оранжевого песка, которые мы приметили уже давно, еще на подъезде к заповеднику.

 

       Дюны эти выглядели уж очень соблазнительно, и нам хотелось подобраться к ним как можно ближе на колесах, поскольку никакой «соблазн» не мог «пересилить» непривлекательность пешего перехода под солнцем по песку в тридцатиградусную жару. Поэтому мы продолжали осторожно двигаться  вдоль ограды по тому, что уже с трудом можно было назвать дорогой, периодически «проплывая» короткие песчаные отрезки, с небольшим разгоном это не представляло никаких проблем, посему двигались мы достаточно уверенно. 

         Когда до границы между зеленой саванной и подножием дюн оставалось уже совсем немного, забор круто свернул влево и мы поняли, что дюны сегодня будут наши, ибо дорога к ним теперь уже ничем не закрыта, и мы сможем подъехать вплотную!!! То и дело на пути попадались деревья, дорога виляла между кустов, которые приветствуя недолгую, но нарядную весну, расцвели и радовали глаз обилием красок.

 

 

 

         Приметив дерево, дающее достаточное количество тени, чтобы наши «экипажи» смогли удобно разместиться для стоянки, мы остановились, и сразу же поняли, что это место сильно отличается от всех тех мест в окрестностях Рияда, где нам доводилось бывать до этого. Жизнь так и кипела буквально у нас под ногами. За пять минут были обнаружены: несколько жуков, большая красивая ящерица и маленький симпатичный тушканчик, устроивший себе огромную подземную «резиденцию» с дюжиной выходов. Мы едва успевали фотографировать весь этот праздник пустынной жизни.

 

 

          Посовещавшись, мы решили начать свой день со знакомства с красными дюнами. До их подножия оставалось примерно с километр, так что мы снова расселись «по матрешкам» и полетели к пескам. Не прошло и пяти минут, как мы были там, грунт под колесами постепенно сменился сначала плотным песком,  а потом вдруг я понял, что мы уже ползем по сыпучему мелкому песку. Я едва успел переключить машину в режим полного привода, чтобы продлить это удовольствие. Впрочем, поговорка «чем круче джип тем дальше ходить за трактором» сработала безотказно. Проплыв примерно сотню метров по песку, мы намертво увязли при попытке развернуться. Еще одно легкое нажатие на педаль в тщетной попытке выбраться, и машина села еще на десяток сантиметров в песок. 

        В этот момент подкатили две другие машины — Прадо и Джип-вранглер, вооруженные против песка значительно лучше нашего Х-трейла — не только технически, но, к тому же, и более опытными водителями. 

         Решение было принято быстрое и однозначное: через пару минут моя машина зашипела сдувающимися шинами. То же самое делал Моуфаг со своим Прадо: хотя он пока и не зарылся в песок, но было ясно, что предпринять превентивные меры, стравив наполовину давление в шинах, благоразумнее, чем вытаскивать из песка две с половиной тонны железа. Андреас наблюдал за всем этим действом со скрытой усмешкой превосходства: на его вранглере явно ничего не нужно было сдувать — он проезжал по песку не хуже, чем по шоссе. 

         Еще несколько минут и стало очевидно, что народный трюк с давлением — это и правда хороший рецепт. Не успели ребята подтолкнуть машину, как она резво выкатилась из песка в …песок (ибо вокруг кроме песка больше ничего и не было) … только с той разницей, что теперь она могла по нему успешно перемещаться, а не зарываться, точно испуганная ящерица.

 

         На предложение Моуфага «покататься по дюнам» я, недолго раздумывая, ответил утвердительно. Проехавшись еще по десятку метров туда-сюда и убедившись, что машина явно поладила с песком, я отважился слегка прибавить газу и устремился вслед уже успевшему немного подняться по склону дюны Моуфагу. 

        Ощущения от вождения машины по песку описать сложно. Машина не едет, а как будто плывет. Нужно только помнить всего-то пару простых правил – «не останавливаться на сложных участках», «по склону подниматься «в лоб»», «не забыть включить пониженную передачу», «не жать на газ слишком сильно», «не тормозить», «не допускать сильных кренов», «не останавливаться в слишком зыбучем песке», «не съезжать туда, откуда потом не сможешь подняться», «не прыгать через край дюны на другую сторону»… в общем, я старался держать всю эту «пару правил» в голове, что было сложновато, учитывая, что это мой первый опыт. «Не останавливаться» почему-то засело в голове надежно, да и как тут останавливаться, когда чувствуешь себя как на ралли! 

         Резво преодолев первые пару сотен метров «вплавь», я пронесся мимо машины Моуфага и устремился вверх к вершине дюны. Почему-то во что бы то ни стало хотелось залезть на самый верх (видимо, это уже в крови!). Машина, довольно урча мотором и выбрасывая из-под колес тучи песка, резво ползла вверх на довольно приличной скорости. Крутизна склона продолжала увеличиваться, и вдруг я понял, что я уже на самом верху, и что, пожалуй, лучше остановиться, потому что я не вижу что там — с другой стороны. Испытывая эйфорию от такого быстрого и легкого взлета, я вышел из машины и понял, что остановиться было самое время ибо склон дюны с другой стороны был несравненно круче. Одно из колес висело в воздухе над этим «ничем», если бы я вовремя не остановился, то вниз я бы катился уже не на колесах а кубарем…

 

         Решив аккуратненько съехать с этого опасного места я погрузился обратно в водительское сидение и попробовал сдать пару метров задним ходом. Куда там! Позже до меня дошло, что соблюдая все вычитанные из книг правила, я забыл сделать самую очевидную вещь — переключиться в режим полного привода. Каким образом я без него доехал до вершины — до сих пор загадка, но все таки это оказалось возможным. Однако съезд задним ходом при передней ведущей оси — это все равно, что пытаться проехать здесь на Жигулях, — через секунду машина сидела пузом на верхушке дюны окончательно и бесповоротно, и вот  тогда-то я и заметил, что режим полного привода у меня отключен. Когда и, главное, зачем я его отключил? К тому времени до меня как раз добрался (пешком) Моуфаг. Обойдя вокруг машины (правда, только с пологой стороны, на другую он только заглянул и улыбнулся), он предложил мне «план по выходу из кризиса»: просто-напросто немного потянуть машину вниз, она должна сама съехать без проблем. Меня разве что пугал сильный крен влево, — было такое впечатление, что еще немного,- и машина перевернется. Сейчас я понимаю, что это только впечатление, тогда все казалось серьезнее. Тем не менее вытащить машину из песочного плена и в самом деле оказалось довольно легко, после чего я под руководством Моуфага задним ходом (разворачиваться на склоне почему-то уж совсем не хотелось) съехал к ближайшему пологому месту, где наконец и смог развернуться без лишней нервотрепки. Дальнейшая дорога вниз после всего пережитого оказалась гораздо проще. Внизу меня ждала со своим вИдением и впечатлениями от всего произошедшего жена. Впечатлениями она со мной «поделилась» сразу же, мне же оставалось только держать оборону, мол: «у меня все было под контролем, да и вообще я так делать больше не буду». 

         Моуфаг еще немного покатался туда-сюда, впрочем, он тоже больше не лазил высоко, через полчасика солнышко начало припекать, и всем стало очевидно, что пора ехать к тому тенистому дереву, что мы приметили по дороге сюда. Доведя давление в шинах до приемлемого уровня, мы устремились назад — к зелени и тени.  

 

        Остаток дня пролетел быстро, как и все хорошее. Диана немного пофотографировала цветы и обитателей этого интересного места, которое язык даже не поворачивается назвать пустыней.

 

 

         Домой мы возвращались уже в темноте. Спасало только то, что всю дорогу мы двигались назад вдоль границы заповедника, так что, через полчаса прыгания по кочкам и кустам, мы все таки выехали к асфальтовому шоссе, где утром начинались все наши «искания». 
         Спустя какое –то время после возвращения домой, спокойно проанализировав все произошедшее, я понял, что склон,  с которого я чуть не слетел на машине,  таит в себе колоссальный потенциал! Несколько дней назад я видел в магазине непонятный вначале предмет, который, как показало небольшое исследование в интернете, оказался «песочными санками»! А есть еще и песочные доски… 
Придя с работы, я рассказал о своих мыслях Диане. 

       В связи с этим есть все основания полагать, что наш визит в Рауда Хорейм и подъем на дюны был далеко не последним, и что у меня скоро будет что написать во второй части этой истории… Надеюсь только, что песочные санки не успеют раскупить до моего прихода…

(продолжение следует) 

Борис Наджафов

Фото: Диана Наджафова