Опубликовано в журнале Azerbaijan IRS   № 11-12 2002 год


     Я отправляюсь в горы. Выхожу из извечного круга проблем, срываюсь с наезженного ритма обыденности. Я пишу новую главу своей жизни. Она называется ВОСХОЖДЕНИЕ. Сборы, транспортные неувязки, пассажирский быт,- опускаю. Это – необходимый этап, проза, его не отбросишь, но и зацикливаться на нем не надо. Так что, вот уже мы вдвоем с 25-килограммовым рюкзаком находимся на высоте 1700м над уровнем мирового океана у селения Кузун Кусарского района. Мирового океана отсюда не видно – туман. Вечерняя прохлада, сдобренная белесой лохматой сыростью, поглощает звуки села, мычание скотины, шум реки.  Липкая дорожная грязь моментально увеличивает вес моих и без того нелегких горных ботинок еще в полтора раза. Чавкающая, скользкая дорога круто поднимается на склон располосованного огородами холма. Вечереет. Сквозь белесое молоко тумана вдруг неожиданно проступают очертания красных скал массива Доккузул. Дорога по альпийским лугам незаметно приводит меня к скалам.  Аромат горных трав с непривычки кружит голову. Туман нехотя уползает в глубокие ущелья, открывая феерическую панораму массива Шахдаг с бесчисленными гранями темных гребней и складок, зеркалами гладких стен и пунктирами полок и кулуаров. А над всем этим –  невообразимых красок закатное небо, придающее скалам  неправдоподобно розовый оттенок.

 

     Ущелье сузилось, и дорога вьется по склону. Наконец впереди – скалы, образующие узкий проход – «Лаза гапы» — дверь в селение Лаза. Скалы испещрены надписями, старыми и не очень. Это место похоже на алтарь: «Поклонись и проходи с миром!» Впереди – булаг. Утоли свою жажду и скажи ему спасибо за чистую, студеную даже в самую жару воду. А дорога  ведет дальше по борту ущелья, медленно набирая высоту. Внизу, в  глубине гремит  Кусар-чай, а на противоположном склоне – видны каскады водопадов. Дорога резко ныряет вниз к селению. Справа – старинное кладбище. И вот я уже в Лазе. Мечеть, десятка полтора домов, компактно расположившихся на живописной террасе на берегу реки. А вокруг селение обступили скалистые склоны. Мне они кажутся добрыми исполинами, охраняющими жителей этого селения от  злобных стихий.(В самом деле, бывало, что спускаясь в непогоду по тропе, неожиданно попадаешь в освещенную солнцем Лазу). Но времени  мало, рюкзак на спину и опять вверх, мимо Лазинских водопадов я покидаю последнее в этом ущелье селение.

 

     Тропа… кем и когда проложена она по этим склонам? Вот уже более 20 лет хожу я по этой тропе. Наверное, она была всегда… Тропы в горах – это мудрость человечества. Особенно хорошо чувствуешь справедливость и глубину этой мысли, когда несешь на спине весь свой дом.  

 

        Ночь скоро зажжет первые звезды. Осталась позади база отдыха «Сувар», расположившаяся на живописном склоне среди многочисленных прозрачных ручьев, проложивших путь по золотистым осыпям. К ночи еще сильней разливается в воздухе медовый аромат клевера, среди зелени неясно в сумерках  желтеют дикие тюльпаны – рябчики. К сожалению, не до фотографирования, хотя невольно замедляю шаг около особенно живописной группы, — до темноты надо успеть к Карабулагу. Хрустит под ногами каменистая крошка, в сумерках у тропы выступает скала, похожая на редут. Значит, осталось совсем немного. Последний подъем, и вот оно – черное озерцо Карабулага. Здесь преклоню колени.  Неподалеку, в скалах под склоном — око родника, его начало с изумительной водой. Оценить по достоинству ее вкус можно лишь придя сюда с тяжелой ношей за плечами.

 

     Здесь будет мой  ночлег. Высота уже около 2000м. Устанавливаю палатку, распаковываю рюкзак, укладываю вещи в палатке так, чтобы даже в темноте все было под рукой. Многолетний ритуал отработан до мелочей и совсем не отвлекает от размышлений. И вот – завершающий аккорд дня – чай с листиками душицы и чабреца под совсем уже потемневшим небом, обрамленным черными контурами горных массивов Шахдаг и Кызылкая. Здесь, на Карабулаге свой аромат, свой плеск ручья и звук ветра. В скалах вокруг – множество сумрачных и загадочных гротов и расщелин, покрытых мхами.

 

    Ночь в горах – удивительное, таинственное время. В тихую безоблачную погоду звезды, рассыпанные в высях, сияют ярким холодным светом. Мириады-сонмища в бесконечных глубинах космоса. В глубокой ночи в скалах кричит ночная птица. Луна заливает склоны серебряным светом. Но уже начинает бледнеть восток. Безмолвие ночи нарушает холодный ветер, он струится с холодных вершин, качая травы у озерца. В совсем еше темном небе загораются алым пламенем самые верхушки гор. Утро зовет в дорогу. С первыми лучами солнца из ущелья начинает выползать прятавшийся по расщелинам туман, предвещая хороший день. А мне пора идти. Впереди – целый день. Я буду  шагать по тропе, пересекая потоки, медленно набирая высоту, к моей сегодняшней цели- Шахайлагу – на исходный рубеж, откуда и начнется собственно восхождение на ГОРУ. 

 

     Утренним гимном вспыхивает восток, щедро разливая пурпур на скалы. И вскоре уже все вокруг залито солнечным светом. Тропа ложится мне под ноги, и голова опять полна мыслей о предстоящем восхождении.

 

   ВОСХОЖДЕНИЕ…  в этом слове заключается основная мысль мироздания. Горы дарят нам возможность реализовать жажду достижения поставленной цели. Чем сложнее выбираем мы свой маршрут, тем дороже и ближе сердцу заветная цель, тем сильнее желание достичь вершины. Но какую цену можно заплатить за это богатство? Чем измерить эмоциональный подъем – вдохновение?  Воистину, горы врачуют души. Величайший дар и откровение можно обрести, совершая восхождение на вершину.

 

     По узкой тропе над пропастью, по крутой подвижной осыпи, по снегу и льду – туда, к маленькой горке камней среди бело-голубого безмолвия неба и снега, к месту, с которого в любую сторону – вниз. От двери, ведущей в храм – к алтарю.  Сквозь себя, через очищение, труды и преграды  — к вершине. Разве не прекрасен такой путь к самосовершенствованию, самовыражению!  Но именно достижение вершины – это стартовая черта к новому восхождению. Поэтому на спуске надо быть особенно внимательным и осторожным.

 

 
     У древних тюрков уже к 3 в. до н.э. сформировалось верование о небесном духе – хозяине Тенгри. Небо мыслилось его непосредственным проявлением и местом обитания. Вершины гор – это лишь места, ближайшие к Небу – созданные Природой алтари. Восходя к вершине, не снимешь обуви в знак уважения к чистоте и святости этих мест, но снимешь оковы с души, оставив внизу суетность и мелочность.

 

     Дорога к храму у каждого своя. Каждый принимает решение сам. Каждый вправе разделить свое достижение с другом, с напарником по связке. Но когда восхождение – не просто спортивное мероприятие, а нечто большее, то неизмеримо сложнее найти человека, чье сердце будет биться в унисон с твоим, чья душа будет настроена на тот же лад. Известный немецкий горовосходитель Хубер считает, что удовольствие, полученное от восхождения, обратно пропорционально количеству участников восхождения…

 

    Горы могут стать катализатором человеческого вдохновения, источником светлого творчества души. Творец создал величайший из храмов для просветления и осознания своего места в вечности существу, назвавшему себя ЧЕЛОВЕК. 

 

     В чем наивысшее счастье восходителя? Не в том ли, что он одержал победу над собой, смог отринуть суетное, меркантильное,затратив годы, силы, желания в стремлении взойти на пъедестал и обрести лишь символический лавровый венок победителя. Но есть еще одна важнейшая для человека сторона достижения цели – признание твоей победы и радость твоего триумфа, подаренная людям. Вершина – это всего лишь кучка гравия, капелька краски на карте, абстракция, живущая до тех пор, пока люди верят в нее, как в труднодостижимую и благородную цель, пока стремятся к ней сквозь годы тренировок и неиссякаемой страсти. Это мистическая точка в пространстве, достигнув которой сквозь тьму, неверие, боль и лишения, человек обретает нового себя…

 

Автор статьи – горовосходитель с 25-летним стажем более 20 раз поднимался на вершину Шахдаг в качестве участника и руководителя спортивных групп, в одиночку, во все времена года, по маршрутам различных категорий трудности.